Корзина 0
Войти / Зарегистрироваться



ИНТЕРВЬЮ ПОРТАЛУ «ПРИЗРАЧНЫЕ МИРЫ»

 

 

29.01.2015, 12:02

 

Добрый день, дорогая Милена. В погоне за вами мы запыхались и растеряли половину вопросов и мыслей, однако жажда приоткрыть завесу тайны, сделала свое дело. Мы хотим знать о вас ВСЕ!

Будем рады услышать честное и в меру искренние ответы. Готова? Поехали!

 

 

ПМ: Поздоровайтесь с читателями по-авторски, пожалуйста.

 

Милена: Приветствую вас, уважаемые читатели.

 

 

ПМ: Ваше имя – это настоящее или псевдоним? Если настоящее – почему решились писать не под псевдонимом. Если псевдоним – расскажите историю его рождения, пожалуйста.

 

Милена: Это настоящее имя и настоящая фамилия - девичья и она же сохранившаяся в замужестве. Начинала я на Самиздате, как и большинство новичков, под псевдонимом. Страшно ведь было! Но потом решила, что не так уж все и ужасно. И читатели вроде появились. И я указала настоящие имя и фамилию.

 

 

 

ПМ: Отправной точкой для творчества стал переломный момент в вашей жизни или вы уже родились с талантом литератора?

 

Милена: Ну, насчет «родилась с талантом литератора» - сложно сказать. Как показывали оценки за сочинения в школе - какие-то способности все же были с самого начала. В глубоком нежном детстве я мечтала стать писателем. Лет в 9 у меня была тетрадь, в которую я записывала какие-то рассказики про птичек-синичек, сибирские снежные зимы и про что-то еще. Но классу к пятому вся эта блажь благополучно прошла и не вспоминалась более. Хватало сочинений по литературе на строго заданные темы.

 

А вот в начале 2012 года я вдруг решила попробовать свои силы и развеять скуку. Хотелось найти какое-то хобби, которое не требовало бы отлучек из дому, так как на тот момент у меня был второй ребенок, которому только исполнилось 6 месяцев. Так началась «Алета».

 

 

 

ПМ: Вы готовы честно и открыто критиковать других авторов, а тем более – своих знакомых авторов?

 

Милена: Нет, нет и нет! Только если они меня сами об этом спросят. Авторы - натуры творческие, ранимые и порой не совсем адекватные. Да-да! Сама автор (улыбаюсь). Поэтому - нет. Я могу обсудить непонравившиеся мне книги с близкими знакомыми, но никогда не стану критиковать эти книги публично. Считайте это авторской этикой.

 

 

 

ПМ: Знаете про существование такого себе критика-обзорника Растрепая? Если бы вы попали к нему на операционный стол, как бы реагировали?

 

Милена: Разумеется, знаю. И уже «попадала к нему на стол». Знаете, наверное, никак я к этому не отношусь. Если бы сам Растрепай и его сотоварищи были профессиональными критиками - то я бы приняла их разбор к сведению, расстроилась бы за критику, но приняла бы ее к сведению. Но данные господа не являются таковыми. Они обычные люди, читатели и их мнение ни в коей мере нельзя считать истиной в последней инстанции.  Оно субъективно, как и мнение остальных людей. Вся разница в том, что они не поленились потратить время на то, чтобы не раскритиковать, а разобрать по косточкам и поглумиться. Потому что их разборы не профессиональны. Так может написать любой человек и с сарказмом высмеять любую книгу. Даже мирового классика.

 

 

 

ПМ: Какую сцену и в каком своем романе вы бы страстно желали переписать? За какой кусок текста вам стыдно до жути?

 

Милена: Насчет сцен - сказать не могу. Но сейчас, спустя два года, я просматриваю свои первые книги и понимаю, какие они «культяпистые». Сказывалось полнейше отсутствие писательского опыта. Если бы я правила или писала их сейчас, то хотелось бы надеяться, что они получились бы более гладенькими. Но, что сделано, то сделано. Я ведь не предполагала, что их издадут.

 

Но в тоже время я не могу сказать, что мне за них «стыдно до жути». Такого нет. Скорее, немного смешно.

 

 

 

ПМ: Натыкались ли вы когда-либо на сюжеты, сцены, описания у других авторов так схожих с вашими, что казалось – плагиат? Какова была ваша реакция?

 

Милена: Случалось. Сначала - досада. Потом поняла, что ничего нового человек в принципе не может изобрести, если это не наука. Все, что придумываешь, оказывается, уже давным-давно придумал кто-то другой и задолго до того, как это пришло в голову тебе. Многое вообще случается в жизни. Авторы переносят ситуацию на бумагу - то, что было с ними в реальности. А потом оказывается, что кто-то где-то это уже описывал. Что тут скажешь? Все мы живем в одной реальности, взращены на одной и той же литературе и на одних и тех же фильмах. Соответственно сознание у большинства людей работает одинаково.

 

Кроме того, идеи и ситуации приходят от одного, общего на всех, Мироздания, как бы ни смешно и банально это ни звучало.

 

 

 

ПМ: Расскажите про ваше хобби? Связано ли ваше хобби с работой? Хотели бы вы зарабатывать на хобби?

 

Милена: Мое хобби - это написание книг. По профессии и образованию я с литературой не связана никаким образом. Но так получилось, что на данном жизненном этапе хобби перешло в основной вид деятельности и единственный источник дохода.

 

 

 

ПМ: Когда вы пишете эротические сцены, вы используете собственный опыт или подсмотренный/подслушанный? Вы сейчас честно сказали?

 

Милена: Я не пишу откровенных эротических сцен. Всегда стараюсь обойтись без подробностей и оставить читателю место для воображения. В тех книгах, которые пишу я, откровенная эротика неуместна.

 

 

 

ПМ: Милена не расслабляйтесь. У ваших почитателей тоже есть масса вопросов. С нами группа поддержки. Надеемся, что на их вопросы вы ответите с той же честностью. Готовы? Поехали.

 

Вопрос: Планируется ли продолжение книги *АЛЕТА*? Если да, то когда (хоть примерно ...) Книга просто замечательная, интересно, что же будет дальше. (У меня уже ломка, как у наркомана (((()

 

Милена: О-о! Это тот самый вопрос, за который я грозилась покусать (смеюсь). На самом деле я сама ужасно огорчена, что на мне висит этот хвост. Ужасно не люблю неоконченные дела. Они бесят и раздражают, хочется уже доделать, чтобы выдохнуть и забыть о них наконец-то.

 

Я хочу (и планирую) написать второй том «Алеты». Цикла точно не будет, я слишком далеко уже ушла от этих героев и их приключений. Но очень хочу закрыть ситуацию и отпустить героев в свободную жизнь. Сроков, увы, озвучить не могу. Не потому что не хочу, а сама их не знаю. Творчество, как оказалось, процесс очень капризный и непредсказуемый. Ты строишь планы, открываешь файл с текстом, сидишь над ним, мучаешься-мучаешься, и закрываешь файл, ибо текст не идет. Вот не идет и все, хоть умри. Поэтому просто держу в голове свое обязательство и знаю, что не будет мне покоя, пока я не выдам бедным ожидающим читателям заключительный второй том про Алету и Ко.

 

 

 

Вопрос: Откуда пришла идея для книги "Алета"? С кого писались образы самой Алеты и Шермантаэля?

 

Милена: Ни с кого образы не писались. Все герои у меня вымышленные и прототипов у них нет. Возможно, героини имеют некоторые черты моего характера, но это неизбежно, что-то да просочится.

 

Идея самой книги - тоже придумалась. Но, как я потом поняла, на меня ощутимое влияние оказала книга Елены Петровой «Лейна».

 

 

 

Вопрос: Как часто у Вас появляются идеи для новых произведений? Какой примерно промежуток времени проходит между появлением идеи и началом написания? Сколько времени уходит для продумывания мира, в котором будут развиваться события?

 

Милена: Идеи появляются регулярно. Но что-то возникает в виде сцен, из которых можно постараться и развить полноценное произведение. А из чего-то можно написать максимум рассказ или повесть. Какие-то из них я откидываю и не использую. Какие-то придерживаю в памяти и записываю общий смысл в блокнот. На будущее!

 

А сроки проходят разные. Идея романа «Оранжевый цвет радуги» ждала своей очереди больше года. Студенческая история про «вышибал» из «Высшей Школы Библиотекарей» тоже уже года полтора назад как придумалась, но до нее не доходили руки. Еще одна уже лет 5 или 6 (не помню точный срок) ждет своей очереди. Я ее придумала, когда в Москве был жуткий смог из-за пожаров, и даже начала писать в тетрадке. Вот так в тетрадке она и лежит, ждет, когда же я вернусь к ней.

 

 

 

Вопрос: Скажите, пожалуйста, как у Вас появилась идея для серии книг "Дом на перекрестке"? Откуда появился образ Виктории?

 

Милена: Идея самого дома на перекрестке навеяна литературой, я никогда не скрывала этого. И еще - детскими впечатлениями о доме моей бабушки в Сибири. Частный деревянный дом, с огородом, палисадником, сенями, двором, русской печкой. В общем, все как положено. Вот зимними вечерами, когда топилась печь, а свет горел не везде в доме, мне всегда казалось, что если зайти на кухню и обойти печь с другой стороны -- то можно попасть в какой-то другой мир. А если засунуть руку в отверстие внизу печи (там где обычно сушили валенки. К стыду, не знаю, как эта дыра называется), то за руку тебя кто-то схватит. Барабашка или домовой (смеюсь).  Ну, фантазерка я была и есть, что с меня взять? В общем, этот дом в Сибирской глубинке был для меня, городской девчонки, приезжавшей за сотни километров в гости к бабушке на каникулы - чем-то сказочным, нереальным, словно из другого мира.

 

А образ Вики - вымышленный. Прототипов у нее нет.

 

 

 

Вопрос: Будут ли книги по миру книги "Дом на перекрестке", не продолжение, а может быть про других персонажей, предыстория, например?

 

Милена: Нет, я не планирую этого. Если я заканчиваю историю, то ставлю точку во всех смыслах и отпускаю героев в большую жизнь. У меня уже новые идеи и новые герои, которые пришли на место прежних.

 

 

 

Вопрос: Будете ли вы продолжать писать книги фантастического антуража или "оранжевый цвет радуги" был единичным экземпляром? От куда появилась мысль написать фантастику, а не фэнтези?

 

Милена: Скорее всего, это был единственный раз. Мне не понравилось писать о данном антураже. Это был эксперимент, мне хотелось проверить свои силы и попытаться. Ну и идея возникла и не давала покоя. Пришлось попробовать. Что я и сделала, но мне не понравилось писать об этом. Сказки, волшебство и магия мне ближе по духу. Зарекаться не буду, но вряд ли стану повторять опыт написания историй, происходящих в космосе.

 

 

 

Вопрос: Будут ли ещё книги на подобие "Тринадцатой невесты"?

 

Милена: Вполне возможно. Почему нет? Все как я люблю - и драконы, и чудеса, и магия, и неведомые зверушки.

 

 

 

Вопрос: Скажите, а случались ли с вами в жизни чудеса? Может в детстве или же напротив в недавнем прошлом? Моменты, которые дали вам возможность поверить в магию и наполнили ей ваши сердца. Или же вы реалистка несмотря на то что пишете фэнтези и совсем не верите в сказки, о которых сами пишете?

 

Милена: Отчего же? Как это ни смешно, но я верю в домового и имела опыт общения с данным существом. Многие сочтут это ересью, но что уж тут поделать? Домовым без разницы, верим мы в них или нет, они просто где-то живут, а где-то нет. Некоторые позволяют увидеть следы их присутствия.

 

Да и многое другое… В мире столько непознанного и непонятного… Вот, например, моя бабушка, как раз та самая, из Сибири, умела заговаривать больные зубы на месяц. Бред? Звучит именно бредом. Но факт ведь - пошепчет что-то и зубы проходили. Вот как так? Магия? Похоже на то.

 

Многие деревенские бабули знают и умеют то, что нам городским жителям и не снилось. И ведь работает же! И при том, что они не «ведьмы», а просто сохранили знания, передающиеся из поколения в поколение.

 

 

 

Вопрос: А как так получилось, что вы начали писать книги? С чего вы с начала начинали с рассказов, стихов и т.д.? А как возникают идеи (приснилось во сне, взято из жизни и т.д.)?

 

Милена: Стихи - это не мое. То есть я, разумеется, пыталась их писать. Но… В общем, поэзия мне не дается. А начала я писать с «Алеты». Что уж мелочиться? (смеюсь) Если писать - так сразу роман!

 

А идеи - многое снится, что-то приходит в голову не во сне, но в попытках заснуть. Кто-то барашков считает и заставляет их прыгать через забор, а я придумываю что-то фэнтезийное. А что-то – сидишь, пьешь кофе спокойно и не помышляешь ни о чем. А потом - опа! - Идея! И бежишь записывать скорее, пока не сбежала.

 

 

 

Вопрос: Ваши произведения увлекают! Прекрасный мир и прекрасные герои! Планируете ли вы какие-то книги и работаете сейчас над чем-нибудь?

 

Милена: Спасибо! Начала писать новую историю про студенческую братию - «Высшая Школа Библиотекарей». На этой истории я хочу просто отдохнуть, развеяться и поднять себе настроение.

 

Что будет следующим, к чему я подойду более вдумчиво и серьезно, не знаю.

 

 

 

Вопрос: Как происходит сам процесс написания, на бумаге или сразу на компьютере? Читают ли родственники ваши книги, критикуют и как авторы прислушиваются к критике или она их обижает?

 

Милена: Сразу на компьютере. В блокноте у меня только пометки и вопросы, которые нужно не забыть. В семье мои книги читают моя мама и моя свекровь. Не критикуют, но мнение высказывают.

 

 

 

Милена, большое спасибо. Было интересно узнать подробности создания произведений. Желаем вам творческих успехов, будем нагло за вами подглядывать и ждать новых творений.

 

Всегда ваши поклонники, во главе с Призрачными мирами. 

 

ИСТОЧНИК САЙТ "ПРИЗРАЧНЫЕ МИРЫ"