Корзина 0
Войти / Зарегистрироваться



Тринадцатая невеста


Аннотация


Не стоит доверять незнакомцам и принимать сомнительные подарки. Этот урок я усвоила, когда неожиданно стала чьей-то невестой. Жених-то оказался из другого мира, и невеста я не единственная. И предстоит мне теперь выжить в отборе невест будущего императора Калахари. Почему выжить? А потому что слишком многим мешает Тринадцатая невеста из Запретного мира. И надежда вся лишь на собственное везение, да новых друзей — хрустального дракона и ригатов. А если и любовь повезет встретить, то я не стану жаловаться.



Рис. на переплете В.Успенской
Издательство "АЛЬФА-КНИГА", 2013.
ISBN 978-5-9922-1493-2
Тираж 5000 экз.
Доптираж 3000 экз.


















Год спустя

 

Наступил мой пятнадцатый день рождения. В то утро, как ни странно, родители ушли на работу позже, чем обычно, и даже успели поздравить меня перед уходом. Так что я была в радужном настроении, вдыхала аромат чудесных духов, которые я давно хотела и наконец-то получила в подарок от родителей, и нежно перебирала пальцами шелковистый палантин, полученный от бабушки.

Моя неприязнь к вредной калорийной еде дала свои результаты, и я перестала напоминать Колобка. За прошедшие десять месяцев я похудела, и довольно сильно. И хотя худой или даже стройной меня назвать было нельзя ни при каком воображении, но все же я определенно выглядела намного лучше, чем это было год назад. Даже гормоны, поняв, что кормить их разными сладостями и генномодифицированными продуктами больше не будут, ушли в печаль и все реже навещали меня.

У меня отросли волосы, которые я перестала стричь коротко, а только подправляла форму прически по мере отрастания. И сейчас это была уже вполне симпатичная девичья удлиненная стрижка, а не тот мальчишеский ежик, что был год назад. И оказалось, что они совсем не такие уж и ужасные и редкие, и вовсе даже не унылые и невзрачные, а вполне нормальные светло-русые волосы.

Стиль одежды тоже понемножку менялся, и я стала носить красивые шарфы и палантины, а толстовки перестали быть такими объемными и бесформенными. И вот этот палантин очень шел к моим серым глазами, добавляя им глубины и выразительности.

Когда родители уже уехали, а бабушка гремела чем-то на кухне, в дверь позвонили. Поняв, что бабушка не слышит, я отвлеклась от палантина и пошла открывать дверь. На пороге стоял мужчина с сумкой через плечо и такой специальной канцелярской доской с прищепкой, на которую прикрепляют лист бумаги, чтобы писать на весу.

— Здравствуйте, вы к кому? — обратилась я к мужчине, который продолжал внимательно разглядывать записи на своих бумагах.

— Курьерская служба «КСК». Невеста? — он поднял голову и внимательно пробежался по мне оценивающим взглядом.

— Ну-у, допустим, — осторожно ответила я.

— Без «допустим», поточнее. Невеста или нет?

— Невеста, — обреченно кивнула я головой.

— Ага, отлично. Вам посылка, одну минуту, — он зажал свою доску под мышкой и зарылся в сумке, затем вынул оттуда какой-то маленький сверток и протянул его мне. — Сейчас, расписаться в получении еще надо, — отдав мне сверточек, он снова углубился в свои записи, бормоча себе под нос, — Так… Номер тринадцать, тринадцать, ага, вот. Вот здесь, распишитесь в получении.

— А от кого посылка? — спросила я расписавшись.

— Не могу знать, просто заказ на доставку по этому адресу, спросить Невесту. Больше я ничего не знаю. Всего хорошего, — курьер развернулся и шагнул к лифту.

У меня, разумеется, были подозрения от кого может быть эта посылка. Ведь только те два чистеньких рокера знали, какого числа у меня день рождения, и в тот же день дата обручения, если это можно так назвать. Поэтому я с некоторым волнением закрылась в своей комнате и вскрыла сверток. В нем оказалась коробочка, в каких дарят ювелирные украшения. А в коробочке лежали серебряные сережки с английским замочком, выполненные в том же стиле, что и кольцо. К аккуратной сережке в виде колечка на петельке было подвешено такое же солнышко, как и на кольце. Только лучики у солнышка были белые не полностью, а через один позолочены.

В тот же день после школы я заехала в косметологический салон и проколола уши. А как только дырочки перестали кровить и зажили, я вдела подаренные солнышки и носила не снимая. Родителям сказала, что мне их подарила подруга, а подруге наврала, что я купила их сама на сэкономленные карманные деньги, и попросила прикрыть перед родителями, если вдруг спросят.

 

Два года спустя

 

Не буду утомлять подробностями своей жизни, скажу только, что в мой очередной день рождения в дверь снова позвонил курьер.

Некто, пожелавший остаться неизвестным, прислал мне в подарок на шестнадцать лет сверточек с украшением. Впрочем, это не доказано, возможно, на день обручения. Что более вероятно, учитывая бубнеж курьера: «Номер тринадцать, где же он?».

На этот раз подарком оказался кулон в виде такого же солнышка, как кольцо и сережки, нанизанный на короткую витую цепочку.

 

Три года спустя

 

Мне исполнилось семнадцать лет, и все тот же курьер принес сверточек с браслетом, в виде соединенных между собой солнышек. И, разумеется, в его списке порядковый номер посылки был — тринадцать.

Комплект стал полным и весьма радовал глаз, но стало интересно, а что же мне принесут через год?

Я к этому возрасту ощутимо вытянулась, окончательно избавилась от лишнего веса, прыщей, отрастила волосы и довольно сильно сменила стиль в одежде. И хотя на гламурную барышню я не тянула и все еще была довольно нескладной, но в целом себе нравилась. А когда мое лицо избавилось от толстых щек, загораживающих обзор, на свет выглянули довольно большие глаза, что несказанно удивило всех, в том числе родителей и одноклассников.

Правда, популярностью в школе я по-прежнему не пользовалась, так как стереотипы сильны и въедливы. И, увы, как бы сильно я не изменилась, одноклассники меня привыкли воспринимать, как нечто аморфное и толстопопое. Но мои собственные заслуги позволяли мне уже спокойно кувыркаться на уроках физкультуры, забираться наверх по канату и даже, о чудо, прыгать через «козла». Что особенно сильно радовало учителя физкультуры, который уж и не чаял, что я когда-нибудь смогу справиться с этим четырехногим объектом.

А я бегала каждый день в парке, ходила в бассейн, занималась дома с гантелями и даже сделала несколько попыток найти себе какое-нибудь единоборство по душе. С капоэйрой у нас отношения не сложились. Мне не хватало гибкости и чувства ритма, а так же, против таких наклонов взбунтовался мой вестибулярный аппарат. Посетив пару занятий по Ушу, я отмела и этот вид единоборств. Тут меня подвела собственная брезгливость. Преподаватель по Ушу, милейший симпатичный дядечка решил показать нам пару ударов ногой, и для этого ему нужен был некто, на ком это показать. Этим «некто» стала я. И все бы ничего, но вот удар-касание в мои ладони, подставленные примерно в районе солнечного сплетения, меня подкосил. О нет, преподаватель меня не ударил, что вы. Только... Он был в носках, не очень чистых и с дыркой на пальце. Вот такой вот неправильный был преподаватель в детской группе. Я обтерла ладошки о брюки и попрощалась с Ушу. Намного позднее я узнала, что вообще-то он должен был быть в специальных носках с прорезиненной подошвой, но…

В общем, не сложилось у меня с единоборствами. Я честно сделала еще несколько заходов на разные виды, но в конечном итоге поняла, что это не мое. Так что я решила для себя, что как только подрасту, просто возьму несколько уроков по самообороне, чтобы смочь дать отпор нападающим, буде подобное вдруг повторится, и на этом остановлюсь.

 

Четыре года спустя

 

Я окончила школу и поступила в институт. Студенческая жизнь быстро меня затянула и погрузила в эту бурлящую и фонтанирующую жизнью среду юных обормотов. Отличницей я никогда не была и не стремилась, но лекции посещала исправно, а благодаря тому, что писала быстро и разборчивым почерком, мои тетради пользовались бешеной популярностью у прогульщиков. Так что, хоть и не влилась в ряды таких вот вечно пропускающих лекции звезд потока, но была среди них личностью практически своей. Еще бы, каждый из них не раз и не два брал у меня тетради, чтобы переписать или скопировать лекции.

К этому возрасту, неожиданно для себя самой, я обзавелась вполне симпатичной наружностью, стройной фигурой и миловидной мордашкой. Все лишнее ушло, а нужное и необходимое наоборот выросло и округлилось где надо, и даже ноги у меня оказались вполне такие стройные, позволяя носить мини юбочки и каблуки. К каблукам и романтичным нарядам я так и не прониклась, но в целом мой стиль в одежде уже ничем не отличался от того, который принято носить студенткам первокурсницам.

Так как к тому времени я стала уже вполне стройной, полностью избавившись от кошмара моего детства и отрочества, то у меня даже стали появляться поклонники. И я честно сходила несколько раз на свидания. Но как-то дальше прогулок за ручку ни с одним из них дело не пошло, потому что в подсознании настойчиво жужжала мысль, что нехорошо это, неправильно, нельзя. Ведь я — чья-то невеста. И надо сначала разобраться с этим моим странным обручением, вернуть кольцо и разорвать помолвку, а уж тогда устраивать свою личную жизнь.

Кольцо же, надетое мне рокерами, стало привычной частью руки. По мере моего похудения и подрастания, кольцо стало мне в размер, и я могла его уже спокойно прокрутить на пальце. Но вот снимать я его почему-то ни разу не пыталась. Иногда мне закрадывалась в голову такая мысль, что может снять кольцо, и пусть лежит дома, ну или хотя бы снять ненадолго, чтобы почистить? Но именно в эту же секунду меня что-то обязательно отвлекало. То телефонный звонок от подруги, которой приспичило зачем-то позвонить именно сейчас, причем она сама не знала зачем, то что-то где-то падало и мне приходилось бежать проверять, то вдруг включался телевизор, хотя в комнате никого не было, а пульт спокойно лежал на диване, то еще какие-то мелочи. Так и получилось, что за все это время я ни разу не снимала это кольцо с пальца.

И вот ноябрь, мой день рождения, он же дата обручения, а мне исполняется восемнадцать лет. Я с волнением и предвкушением ждала курьера. Он все эти годы был так пунктуален и неизменен, что у меня и мысли не возникало, что он вдруг почему-то не придет. Единственное, что меня интересовало — что же он принесет на этот раз? Комплект украшений был уже полон: кольцо, сережки, кулон и браслет. То есть было очевидно, что больше его пополнить нечем. Ну не диадемой же в самом-то деле? Поэтому я просто в предвкушении ждала утра своего восемнадцатилетия.

Звонок в дверь, привычный вопрос: «Кто там?».

Привычный ответ: «Курьерская служба «КСК». Невеста? Вам пакет».

На этот раз был не пакет, а пухлый конверт. Расписавшись в получении послания под номером тринадцать, ха, кто бы сомневался, я с нетерпением удалилась в свою комнату и вскрыла его.

Да-а-а, моему неизвестному жениху удалось меня удивить на этот раз. В конверте лежала переводная картинка-татуировка, запакованная в прозрачную слюду. Такие любят дети, приложил к коже, подержал, отклеил бумажку, а картинка остается на коже пока не смоется. Вот сейчас я и держала в руках такую переводную татушку. Это было небольшое, размером с мой средний палец, изображение зеленой ящерки. Рисунок был выполнен очень тщательно, на изумрудной шкурке было видно каждую крохотную чешуйку, на лапках можно было разглядеть практически микроскопические коготки. На треугольной мордочке весело блестели глазки, а из ротика высовывался кончик раздвоенного языка.

Я с недоумением повертела картинку в руках. Красиво, конечно, но как-то я уже вышла из детского возраста, чтобы клеить себе веселые переводные картинки. Никакой записки в дополнение не прилагалось, только на обратной стороне картонки была нарисована пошаговая инструкция, как именно следует клеить эту татушку. Я задумалась. С одной стороны клеить ее ужасно глупо, а с другой, вероятно есть какая-то уважительная причина для такого странного подарка. Ведь до сегодняшнего дня все подарки, принесенные курьером от неизвестного жениха, точнее я надеюсь, что от жениха, были вполне адекватны и последовательны.

Подумав, я решилась. И приклеила себе эту изумрудную ящерку на внутреннюю сторону запястья левой руки, мордочкой к ладони. Не знаю, почему туда, и почему мордочкой вниз. Как-то в ту минуту мне это показалось правильным, потому что если перевернуть руку ладонью вверх, то казалось, что ящерка сейчас сбежит на мою ладошку.

А сюрприз был в том, что татушка оказалась несмываемая. Вообще. Каким-то немыслимым образом эта ящерка намертво въелась в кожу и осталась там насовсем. Как бы я ее не отмывала и не пыталась отскоблить, результата не было. Она выглядела незыблемо и ярко, как будто это была не переводная картинка, а самая настоящая татуировка. За что, я собственно и получила по шее от родителей. Мама в свое время была сильно не довольна и тем, что я, не сказав ни слова, проколола уши, но тогда она меня просто пожурила и успокоилась. А вот увидев на моей руке зеленую татуировку-ящерку, она впала в буйство.

В общем, ящерица осталась на моей руке навсегда, и мне даже захотелось придумать ей имя. Это конечно глупо и по-детски, но почему бы и нет? Ведь дают же имена любимым машинам или мотоциклам? Яхтам опять-таки? А тут все же живое существо. Я решила, что это девочка и назвала ее Киви. Странное имя для странной зеленой ящерки-татуировки.

 

← Пред. стр. 2 из 6 След. стр. →




Комментарии (0)







Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: