Корзина 0
Войти / Зарегистрироваться



Оранжевый цвет радуги


Аннотация


Каково это, проснуться однажды в незнакомом месте и осознать, что ты не помнишь ни своего имени, ни кто ты, ни откуда родом? А первое встреченное существо, похожее на человека весьма отдаленно, сообщает тебе, что ты рабыня и «оранжевый цвет радуги», так как у тебя рыжие волосы. И, возможно, ты вообще — клон!
Так произошло с Элишше. Это имя ей дали окружающие ее нелюди. Попытки вспомнить о себе хоть что-то ничего не дают, приходится девушке смириться с ситуацией и затаиться в надежде, что память вернется позднее и все наладится. Воспользовавшись подвернувшейся возможностью, она сбегает от работорговца в компании такой же рабыни. Несладок побег, но лучше уж так, чем безропотно ждать, когда твою судьбу решат за тебя. Элишше подбирают пролетающие мимо планеты ученые, направляющиеся в далекую научную экспедицию. И уже в ином окружении, в новой роли ей предстоит восстановить свою личность, вспомнить все и обрести счастье, казалось бы невозможное. Ведь она человек, а вокруг представители только других рас.

Рис. на переплете Е.Никольской.
«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2015.
ISBN 978-5-9922-1984-5
Тираж 6 000 экз.






ГЛАВА 2

 

Девушки отправились в свои спальни, решив не связываться с разгневанным Патагешем. Медлила только валтарка Алилея. Судя по страдальческому выражению лица, ей не хотелось даже ненадолго выбираться из воды, чтобы дойти до своей комнаты, где у нее стояла ванна меньших размеров для сна. Я тоже пока осталась, желая познакомиться с новенькой.

— Как тебя зовут? — обратилась я к ней, стараясь не таращиться на ее стоящие торчком на макушке уши. Покрытые короткой желтой шерсткой, они смешно выглядывали из буйной гривы, точно как у большой кошки.

Девушка бросила на меня мрачный взгляд, явно не желая общаться, но потом передумала.

— Лиллуко кон Кэху, — представилась она и требовательно уставилась мне в глаза.

У меня снова на мгновение закружилась голова, но я поборола новый приступ и назвалась:

— Элишше.

— Странное имя для человека. Больше подошло бы рептилоиду, — задумчиво произнесла Лиллуко. — Ты здесь родилась?

— Думаю, нет. Просто… я не помню ничего о своей жизни до того, как очутилась в оазисе. Или у меня амнезия или, как меня убеждает местная служанка, я — клон. Если это так, то… — развела я руками.

— А тебя как зовут? — Она повернула голову к валтарке.

— Алилея, — мелодично ответила водяная дева и все-таки вылезла из чана. Взяла полотенце, лежавшее рядом, и начала вытираться.

— Итак… Три ританки, метсанка, валтарка и человек. Занятная у меня компания, — усмехнувшись, проговорила Лиллуко, наблюдая за действиями Алилеи.

Мы промолчали. А что тут скажешь?

— Давно вы тут? — продолжила допрос новенькая.

— Я — почти месяц. Меня Патагеш собирается везти на Большие торги. Алилея — около пяти дней, — ответила я за нас обеих.

— А те? И как вас угораздило оказаться в таком месте? — кивнула подбородком на дверь Лиллуко.

— По-разному. Ританок привезли десять дней назад сразу троих. Их пираты сняли с туристического лайнера. Нейрита отмалчивается о том, что с ней произошло, но тут она уже неделю. — Я глянула на жительницу Валтамера, ей явно было некомфортно вне воды, и она предоставила право вести разговор мне. — Алилею похитили во время поездки на материк к дальней родне.

— Совсем пираты оборзели! — скрипнула зубами Лиллуко.

— Ну а ты? Откуда и как здесь очутилась? — миролюбиво спросила я, посмотрела на ее руки, да так и застыла, не в силах отвести взгляд.

Девушка сжимала и разжимала кулачки, и все бы ничего, но вместо ногтей у нее были длинные загнутые когти. А фаланг на пальцах — по четыре.

— Не ваше дело! — резко бросила она.

— Как знаешь, — пожав плечами, я встала. Навязываться не собиралась. Не хочет общаться — ее проблемы. — Алилея, тебя проводить?

— Спасибо! — вздохнув, валтарка кивнула. В сухом жарком климате Шандиры у нее часто кружилась голова, и пару раз она падала в обмороки.

Не оглядываясь на Лиллуко, я подошла к Алилее, которая уже обернулась полотенцем, и взяла ее под руку. Так мы и ушли, не сказав больше ни слова. Дикая кареглазая кошка, как я мысленно назвала девушку с желтыми волосами и кошачьими ушками, осталась в одиночестве. Впрочем, когда мы немного отошли от двери, мимо нас прошмыгнула одна из молодых служанок шираки.

 

— Спасибо, Элишше, — поблагодарила меня Алилея, когда мы дошли до ее комнатки, и тихо добавила: — А к новенькой не лезь. Она с Керакато, планеты военных и наемников. Держись от нее подальше, целее будешь. У них даже многие женщины проходят боевую подготовку и частичную генную модификацию, если этого требует профессия.

— О-о! — При упоминании этой планеты, в памяти ничего не всплывало. Ни малейшей информации, даже название ее мне было незнакомо. — Откуда ты знаешь?

— Мой отец… — с заминкой ответила она, — когда-то давно вел с ними дела. Брат влип в проблемы и… Это не самые приятные существа, надменные, жесткие, даже жестокие. Не советую иметь с ними ничего общего.

— Учту. Надо же! — покачала я головой. — Как же ее угораздило, будучи наемницей или военной, попасть в лапы Патагеша?

— Со всеми случаются неприятности, — криво улыбнулась валтарка. — Но я не завидую тому, кто ее купит. Она не гаремная девочка, сразу видно.

— Слушай. А Лиллуко себя не того?.. — Я чиркнула ребром ладони по горлу. — Нрав-то у нее, выходит, не самый простой, а тут такой позор.

— Нет! — прозвучал уверенный ответ. — Ей честь клана не позволит. По их традициям она сначала должна попытаться убить всех врагов. Если такой возможности нет, то попробовать сбежать, а если уж погибнуть, то в бою. При этом постараться увести врага за собой.

Тут она покачнулась, и я поспешила помочь ей войти и добраться до ванны, заполненной прохладной водой. Мы попрощались, и я ушла в свою спальню.

На следующий день служанки по приказу Патагеша стали готовить трех девушек к продаже. Косметические маски, притирания и прочие процедуры. Торговец наводил лоск на свой товар... Занимались Алилеей и двумя красноволосыми ританками — Трианой и Тонсарой.

Почему он решил продать ританок, не дожидаясь Больших торгов, которые должны были состояться уже через неделю, я не понимала. С Алилеей-то все ясно — ей требовалось много воды, что в условиях оазиса посреди пустыни было проблематично. Но ританкам ведь не нужно ничего особенного. Как бы то ни было, у Патагеша имелось свое мнение, делиться которым он не собирался. На Большие торги он планировал везти только четырех разных девушек. Четыре цвета радуги: красный, оранжевый, желтый и зеленый.

Новенькая не вышла к завтраку и появилась в общей комнате только к обеду. Я глянула в ее сторону, но помня слова Алилеи, больше не спешила обращаться к ней. Зачем? Нарываться на неприятности и выслушивать грубости? Оно мне надо?

Лиллуко уже была одета, как и все мы, только в длинное тонкое платье. Вчерашний ее наряд, брюки и тонкую черную рубашку, порванные во многих местах, скорее всего служанки уничтожили. Здесь всегда так поступали. Рабыням не оставляли ни одной личной вещи, даже шпильки и заколки для волос отбирали. Я как-то поинтересовалась у Машшалы, для чего так поступать. Она сказала, что Патагеш боится, что в личных вещах могут оказаться маячки или передатчики. Он не хотел рисковать.

Новенькой явно было некомфортно в длинном простом платье, и она периодически нервно одергивала подол, но молчала. И мы не лезли к ней. Не знаю, почему девушки не спешили общаться, а я приняла к сведению рассказ валтарки.

Сразу после обеда, прошедшего в мрачной тишине, я кивнула всем и ушла гулять. Привычно дошла до границы оазиса и уставилась на пустыню. Сегодня не было ветра, но после вчерашнего разгула самума барханы вокруг поменяли форму, так что теперь вид был другим. И за неимением чего-либо иного, приходилось смотреть на эти песчаные горы.

— Элишше, — раздался сзади голос, и я вздрогнула от неожиданности. Обернувшись, увидела стоявшую сзади Лиллуко.

— Да?

— Хочу извиниться за свое вчерашнее поведение. Я была неоправданно резка и груба, прости. — Она подошла и встала рядом. На меня не смотрела, рассматривая красные пески за куполом.

— Ладно, — коротко ответила я и тоже повернулась к пустыне.

Какое-то время девушка молчала, я тоже не спешила с ней заговаривать.

— Я поговорила с шираки. Той служанкой, которая вчера показывала мне спальню, — заговорила она после пятиминутной паузы. — Она подтвердила про красный режим энергетического хлыста. Спасибо, что остановила меня. Я бы не справилась после замедляющих реакцию инъекций, которые мне вкололи.

— Ты бы и без инъекций вряд ли справилась, — со вздохом ответила я. — Здесь однажды была ританка, прошедшая генную модификацию. Чего только ей не добавили в организм. Настоящая машина смерти… Она надеялась, что сможет убить Патагеша и набросилась на него. Так ее сначала парализовали, а потом отходили хлыстом. Она больше недели не могла с постели встать. Затем, конечно, отправили в медкапсулу, но до того… В итоге Патагаш продал ее не в гарем, а в один из публичных домов на Каллу. И поведал нам, оставшимся здесь, что именно ее ожидает. Сказал, что Калла — это планета публичных домов, притонов и игровых центров. Не знаю, правда ли это, но…

Лицо Лиллуко перекосилось от ярости, а пальцы согнулись, выставляя когти.

— Твари! Какие же твари! — прошипела она и зажмурилась. — Ненавижу!

Я промолчала. Мои ненависть и ярость уже перегорели. Невозможно столько времени подпитывать в себе эти чувства, если понимаешь, что выхода нет. Остается только терпеть и надеяться, что скоро все поменяется в лучшую сторону.

— Ты пробовала сбежать? — снова спросила меня девушка.

— Нет. В пустыне я и дня не проживу. К кабине телепортации пробраться незаметно невозможно, ее охраняют. А если бы даже и пробралась, то куда бежать? Я ведь ничего не помню. Даже не знаю, с какой я планеты, где моя семья. Если, конечно, она вообще есть… — добавила совсем тихо, но Лиллуко услышала.

— Должна быть. Ты не клон, я уверена, — твердо произнесла она.

— Хотелось бы верить, — усмехнулась я. — Неприятно осознавать, что, возможно, тебя создали, и ты — не нормальный человек.

Девушка совсем по-кошачьи фыркнула и передернула стоящими ушками.

— Лиллуко, прости за странный вопрос, но… Ты случайно не знаешь, что такое — неко?

— Неко? — Она удивленно подняла брови. — Понятия не имею, что это такое. Первый раз слышу. А с чего такой вопрос?

— Да так. Откуда-то вдруг в голове всплыло это слово, когда увидела тебя. Почему-то подумалось, что ты — неко. Но я не знаю, что это.

— Нет, я не неко! — твердо ответила Лиллуко. — Я ниоки из клана Степных кугуаров. Тебе ведь валтарка уже сказала, что я с Керакато. — Она не спрашивала, утверждала.

— Да, но откуда ты знаешь, что Алилея мне об этом сказала? — удивилась я.

— Просто знаю. Не заморачивайся.

Стало понятно, что объяснений не будет, поэтому я замолчала. Смысл пытаться добиться ответа? Это ведь все равно ничего не изменит.

 

На ужин Триана, Тонсара и Алилея вышли к нам в последний раз. Беседа не клеилась, у девчонок периодически к глазам подкатывали слезы, и мы дружно начинали хлюпать носами вместе с ними. А на рассвете следующего дня Патагеш их увез.

Когда рано утром я вышла в общую комнату, там сидели только невероятно мрачная и злая Лиллуко, заплаканная Талина и меланхоличная Нейрита. Впрочем, эта девушка с зелеными волосами всегда была такой приторможенной. То ли ей, как и Алилее, не хватало жизненных сил в климате данной планеты, то ли жители Метсана все такие — неторопливые и флегматичные. Я склонялась к последнему, очень уж у нее был абстрагированный от действительности вид, когда она поглаживала кончиками пальцев свой любимый цветок в горшке.

— Что? Так и будете сидеть и слезы лить? — со злостью спросила Лиллуко.

Нейрита даже взгляда на нее не подняла, только пододвинула к себе поближе горшок с растением. А Талина зарыдала в голос и убежала в свою комнатушку.

«Кошка» проводила ританку взглядом и пристально уставилась на меня. Я вопросительно подняла одну бровь, но вслух ничего не сказала.

— Элишше, покажешь мне оазис? — Лиллуко вскочила и пошла к двери, не дожидаясь моего ответа. — Тут сколько колодцев?

— Один, — спокойно ответила я, вставая и направляясь следом. — У тебя в комнате закончилась вода?

— Угу, — невразумительно промычала новенькая, шагая впереди.

Мы с ней в молчании обошли территорию оазиса. Я заговаривала только тогда, когда указывала на что-нибудь и давала пояснения. Лиллуко внимательно осмотрела колодец, зачерпнув ладошками воды в родничке, глотнула и сморщилась — вода там, в отличие от чистой колодезной, была минеральной и довольно противной на вкус. Хотя, наверное, являлась полезной. Больший интерес у девушки вызвала кабина телепортации, находящаяся в отдельной пристройке. Близко нам, разумеется, подойти не удалось. Там бродил один из охранников шираки. Он зыркнул в нашу сторону, но так как мы не приближались, то предпринимать ничего не стал.

Так мы дошли до края оазиса и встали на границе. Дальше дороги не было, так как шла линия защитного купола.

— Ну? Что ты хотела спросить? — тихо произнесла я, глядя на пустыню.

— Какая-нибудь закрывающаяся тара для воды есть? — также, не глядя в мою сторону, спросила девушка с желтыми волосами.

— Есть. В общей комнате в углу пластиковая бутыль, в которой стоит вода для цветов. Раньше в ведре стояла, но после того как его несколько раз опрокинули, шираки поставили эту бутыль. Они не любят воду, особенно убирать ее с глиняного пола.

— И все? А на кухне или в спальнях девушек?

— На кухне не знаю, нас туда не пускают. А в комнатах у нас только кувшины.

— Гм, — буркнула Лиллуко и замолчала.

Я не мешала ей размышлять. Посоветовать мне было нечего, а задавать вопросы — глупо. Сочтет нужным — сама расскажет.

— Пойдешь со мной? — нарушила она тишину минут через пять.

— Ты так уверена, что сможешь уйти? — хмыкнула я.

— Это не твоя забота. Решай!

— Лиллуко, мне некуда идти. Я ведь тебе уже говорила.

— Ерунда, — отмахнулась она. — Будешь моим котенком. Ты все равно такая беспомощная, что тебе только этот статус и годится. А мне уже можно завести одного котенка и привести в клан.

— Чего?! — оторопела я. — Каким еще котенком?

— Это потом. Если все получится — объясню. А если нет, то и рассказывать ничего не придется. Знай одно, если все выгорит, я заберу тебя с собой, не брошу.

Я помолчала, размышляя. А потом неожиданно для себя самой ответила:

— Согласна! Что нужно делать?

— Мр-р, — совсем по-кошачьи промурлыкала Лиллуко. — Я не сомневалась в тебе. Чувствуется характер. Для начала надо умыкнуть бутыль из общей комнаты и налить в нее свежей воды. Неси ее к колодцу, но старайся особо не попадаться на глаза ящерицам. И вот что… У тебя есть еще какая-нибудь одежда?

— Нет, конечно. Только палантин на голову. Но мы здесь их не носим, купол защищает от солнечного излучения и песка.

— Чудесно. Обмотай его вокруг талии под платье. Потом жди меня у колодца, сама ничего не предпринимай.

Было страшно, но так как ничего ужасного мне делать не требовалось, я выполнила ее указания. В своей спаленке обмотала тонкий палантин из той же ткани, что и наши платья, вокруг талии. Переплела косу, так как упрямые кудряшки постоянно норовили из нее выскользнуть, и вид у меня все время был растрепанным. Подумав, спрятала расческу между слоями палантина, благо она плоская и не выпирала. После чего оправила платье и пошла в общую комнату. Для вида посидела десять минут с Нейритой, после чего спросила, не полить ли растения? Метсанка флегматично сказала, что если хочу, то могу полить, а ей все равно. Она не может тратить силы на все растения в этом помещении, их едва хватает на один цветок.

Приняв ее ответ, я спокойно вылила воду из бутыли в два увядших деревца в кадках, стоящих по углам комнаты. После чего неторопливо отправилась к колодцу. Так же неспешно подняла из него ведро свежей воды и наполнила ею свою пластиковую тару. По дороге мне никто из служанок не попался, а охранник, бродивший вокруг кабины телепортации, в мою сторону даже не смотрел. Тут уже привыкли к тому, что я постоянно слоняюсь по оазису и подолгу стою на его границе, рассматривая пустыню.

Так что я завинтила бутылку крышкой, опустила ее на землю в тень и присела на скамеечку для колодезного ведра. В сторону охранника я не смотрела, но боковым зрением отслеживала его перемещения. Он сделал обход вокруг пристройки, остановился, поскреб гребень на голове, повернулся ко мне спиной и снова отправился в путь. Завернул за угол… А через минуту оттуда выглянула Лиллуко, махнула мне рукой и тут же исчезла.

Ну и дела!

Я встала, подхватила бутыль и без суеты пошла к желтоволосой девушке. За углом никого не оказалось, и я даже растерялась, не зная, куда двигаться дальше. Но тут из двери высунулась сильная рука и втащила меня внутрь.

— Живо в кабину, — шепнула Лиллуко и подтолкнула меня в нужном направлении.

Я еще успела увидеть лежащего в углу пристройки охранника со странно скособоченной к одному плечу головой, а девушка уже втиснулась следом за мной в кабинку и закрыла дверцу. Она убила охранника?! Вот так, голыми руками?! Уши у Лиллу стояли торчком и нервно подрагивали, пока она изучала кнопки на панели. Что там изучать — мне было непонятно. Цифры и цифры, а каких-либо координат я все равно не знала.

— Так… — бормотала она. — Это не годится, это тоже, слишком близко… Вот сюда, достаточно далеко и успеем скрыться.

Ее пальцы быстро нажали комбинацию цифр, свет в кабинке мигнул и спустя несколько мгновений снова зажегся.

— Элишше, выходим, но ты от кабины не отходи. Постой, пока я огляжусь.

Не успела я ответить, как она выскочила наружу и подкралась к двери, ведущей из пустой комнаты, в которой мы очутились. Обмирая от страха, я вышла в обнимку с бутылью и приготовилась ждать. Лиллуко выскользнула из помещения наружу, но сразу же вернулась.

— Эли, сейчас выходим, поворачиваем направо и быстрым, но не суетливым, шагом идем до соседней улицы. Ни на кого не оглядывайся, глаз от земли не поднимай и не беги, даже, если окликнут. Я сама все сделаю, если понадобится. Но сначала — прячем волосы.

Спустя пару минут мы, в обмотанных вокруг голов палантинах, полностью скрывающих волосы и все лицо, кроме глаз, выходили из помещения. Судя по открывающемуся виду, оказались мы на окраине какого-то поселения. И странно, но поблизости я не увидела никакой охраны. Впрочем, я ошибалась, в чем и убедилась уже минуту спустя, увидев прислоненное к стене тело самца шираки. Надеюсь, этот остался жив, и Лиллуко его только оглушила.

Узкая извилистая улочка, вьющаяся между глинобитных домов, вывела нас к пустырю. Навстречу попались всего три местных женщины, но на нас они не обратили никакого внимания, так что мы пересекли пустырь и нырнули на соседнюю улицу. Потом дошли до конца поселения и выскользнули за стену, условно защищающую дома и жителей от песков. И все это молча. Лиллуко лишь жестом или легким касанием руки направляла меня.

Не знаю, почему я ей доверилась. Наверное, устала бояться. Устала ожидать неизбежного. Поймала себя на мысли, что предпочту сдохнуть в песках, в компании этой отчаянной девчонки с кошачьими ушами, чем позволю безропотно продать себя в гарем какого-нибудь инопланетного толстосума. Лучше ужасный конец, чем ужас без конца. По крайней мере, я воспользовалась шансом, который мне предоставила судьба, и попыталась спастись. А если не выйдет… Вот если не выйдет, тогда и буду думать, что делать дальше.

Я не боялась, не паниковала, у меня не было всплеска адреналина. Просто беспрекословно выполняла указания старшего в нашей группе, а ею, без сомнения, была Лиллуко. А еще вдруг поняла, что меня совсем не коробило и не пугало то, как она поступила с шираки. Да, она свернула шею охраннику в оазисе. Да, она оглушила того, второго, а может, и убила. Плевать! Если бы я могла, то, наверное, и сама убила бы Патагеша. И вообще, моя жизнь мне была дороже. И провести ее я хотела свободной. А даст бог, мы и с Шандиры вырвемся. Раз моя компаньонка ведет себя так уверенно, значит, у нее есть козырь.

 

← Пред. стр. 2 из 4 След. стр. →




Комментарии (0)







Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: