Корзина 0
Войти / Зарегистрироваться



Переиздание. 1-ВШБ. Магия книгоходцев


Аннотация



ПЕРЕИЗДАНИЕ
Адаптированная под новое время и более молодое поколение всеми любимая серия "Высшая Школа Библиотекарей".

Кто бы мог предположить, что поздние посиделки в закрытой библиотеке, схватка с книжным вором и простая деревянная швабра окажутся в сто раз результативнее ЕГЭ? И если последний не дал Кире Золотовой поступить в институт, то всё прочее в одночасье сделало ее студенткой самой необычной магической школы в Межреальности, Высшей Школы Библиотекарей. Именно там учат таких, как она, наделенных магией книгоходцев, способных перемещаться по реальностям и нереальностям с помощью обычных книг.
Хотя поначалу этой неугомонной сумасбродке сложно было оценить масштаб своего счастья. Ну а вы бы обрадовались, если бы вас определили в "вышибалы", да еще и причислили к жирафам с фэнтбойным уклоном? Зато скоро такой одаренной студентке уже "радовался" ректор ВШБ, и чем дальше, тем чаще. И не только ее успехам в учебе. А кто сказал, что студенческая жизнь должна быть скучной?

Издательство «ЭКСМО», 2019
ISBN: 978-5-04-106166-1
Рис. на переплете Е. Окольцина
Первый тираж 3 000 экз.

Электронная книга. Доступна в форматах FB2, EPUB

ДОСТАВКА ТЕКСТА
Доставка оплаченного заказа производится на указанный вами при регистрации email в течение 1-3 часов.






   

 

Милена Завойчинская

Высшая Школа Библиотекарей. Магия книгоходцев

Глава 1

О книжных ворах и последствиях охоты на них

 

«И тут этот бессовестный длинноволосый эльф наклонился и поцеловал меня! Как же я люблю эту ушастую заразу!»

Я дочитала последний абзац книги и закрыла ее. Эх! Люблю сказки и фэнтези и ничего не могу с этим поделать. Нет, классику я тоже люблю. Точнее, любила. Но уже почти все перечитала и ныне плотно подсела на фэнтези и фантастику. Благо работа позволяла читать книги в колоссальном количестве. Библиотека — это не то место, в котором можно испытывать дефицит в литературе.

— Кира, ты идешь? — окликнула меня начальница и по совместительству двоюродная тетушка, мамина кузина.

— Нет, тетя Тома! Ой, Тамара Васильевна!

Я легонько шлепнула себя по губам и посмотрела на последних посетителей: пожилого мужчину и двух старшеклассниц. Школьницы, хихикая, рассматривали последние поступления фэнтези, а мужчина вдумчиво листал какой-то детектив, судя по обложке, один из томиков про Шерлока Холмса. Впрочем, я могла и ошибаться, с моего места видно было плохо.

— Кира, я сегодня убегаю пораньше. Выдай книжки этим посетителям и закрывайся, ладно? И сразу иди домой! Хватит тут сидеть до ночи и глаза ломать.

— Тамара Васильевна! — стукнула я себя кулачком в грудь и посмотрела на нее честными-пречестными глазами.

— Смотри у меня! — Она погрозила пальцем, подхватила сумку и поспешила к выходу.

Я хитро улыбнулась и полезла в стол, там у меня была припрятана очередная книжка. Я давно ее присмотрела, но никак не могла заполучить. Ее постоянно кто-то брал почитать, и я не успевала заграбастать, чтобы ознакомиться. Рассказать кому, не поверят. Библиотекарь — и не может успеть перехватить почитать книгу на собственном месте работы.

— Девушки, молодой человек! — донесся до меня голос тети Томы. — Библиотека закрывается. Поспешите оформить, если что-то выбрали.

Девчонки-школьницы зашушукались, схватили по две книжки и поскакали ко мне. А «молодой человек» преклонных лет что-то вежливо ответил, поставил томик, который листал, обратно на полку и пошел к выходу.

Я быстро внесла записи в формуляры, отдала двум подружкам выбранные книги. Как только они вышли, заперла входную дверь в библиотеку и потянулась. Ура! Можно час-другой спокойно почитать, и никто не будет меня отвлекать и дергать.

Оказалась я в этом хранилище мировой литературы случайно. Провалила вступительный экзамен в институт и… Ну и вот. Родители разгневались, но гнать из дому бестолковое дитя не стали, хотя и грозились. Драть «как cидорову козу» ремнем, как неоднократно обещали, тоже не стали. Но карманных денег лишили. От слова «совсем». В воспитательных целях мне выдавался только проездной на автобус, чтобы я смогла доехать до места работы. А именно — до библиотеки. Сюда меня пристроила мама, воспользовавшись родственными связями. Благо особого ума для того, чтобы внести записи в формуляры, не нужно. Только внимательность, любовь к книгам и память. Всего этого у меня хватало с избытком. Особенно любви к книгам. Их я любила нежно и преданно. Я бы даже сказала — маниакально. Если уж честно, то и экзамен в институт я провалила, потому что вместо того, чтобы зубрить темы, я… Так, об этом тс-с-с-с. Узнают мама и тетя Тома, голову мне открутят и посадят неразумное чадо на голодный книжный паек.

В общем, вот уже почти три месяца я работала вторым библиотекарем в нашей небольшой районной библиотеке.

Убедившись, что все двери и окна заперты, я быстро расставила по полкам книги, накопившиеся за день, навела порядок на столе и, мысленно потирая от предвкушения руки, направилась к креслу в служебной комнатке. Книжечка-а-а! Сейчас мы с тобой пообщаемся. Вообще-то мне нужно было еще помыть пол. Это дополнительное наказание за то, что не поступила в институт, и дополнительный приработок, так как зарплата-то крохотная. Но ведь можно и попозже. Должна же я отдохнуть?

«Пособие для мечтателей и сказочников», — гласили золотые буквы, тисненные на черном фоне. Судя по потертой обложке, книга старая или же пользуется большой популярностью. Еще бы! Кому не хочется прочитать пособие для мечтателей и сказочников?

Оказалось интересно. Советы о том, как самому добавлять в свою жизнь сказку и чудо, были простыми. Я бы даже сказала — примитивными. Но автор с зубодробительными именем и фамилией (финн, что ли?) обещал, что если регулярно их выполнять, то мир непременно заиграет новыми красками.

Так. Ну ладно, попробуем. Как там написано? Я нашла нужный абзац и перечитала его.

«Закройте глаза, откройте все чувства и душу навстречу тому, что вас окружает. Почувствуйте, как пахнет чудо. Мысленно потянитесь ему навстречу. Прислушайтесь к его легкой поступи. Слышите? Вот эти тихие, почти неслышные шаги. Это мимо вас, прячась и скрываясь, крадется чудо. Оно боится, что его увидят осуждающие глаза. Сравнят с обыденностью или же просто мазнут равнодушным взглядом и скользнут мимо. Ведь это так больно, когда тебя не желают видеть».

Ага! Значит, закрыть глаза, принюхаться, открыться, прислушаться и застукать чудо, пока оно будет красться мимо меня на цыпочках. Да не вопрос! Что нам, кабанам?

Я поудобнее устроилась в стареньком потертом кресле, смежила веки и попыталась расслабиться. Принюхалась. Чем пахнет? Пылью, книгами, старым, местами подгнившим паркетом, тетиной геранью. Фу-у-у, до чего же вонючее растение, хоть бы завяло побыстрее! Чем еще? Недопитым чаем из кружки. Немного духами, оставшимися после посетителей. М-да. Некоторые не знают, что такое чувство меры, и поливаются парфюмом с ног до головы.

Чудом не пахло.

«Потянитесь ему навстречу…» Ладно! Сейчас! Я, не открывая глаз, потянулась, потом еще… и еще немного… И грохнулась с кресла.

— Черт! — потерла ушибленный локоть и села обратно.

Охота на чудо оказалась сложнее, чем я предполагала. Скосив глаза на открытую книгу, я перечитала про то, что нужно прислушаться. Ну ладно, чудо! Ты само напросилось. Кто не спрятался, я не виновата!

Поджала под себя ноги, снова зажмурилась и навострила ушки. Что там у нас? Ветер за окном шумит. Машина проехала. Велосипедный звонок потренькал, звонкий детский голос позвал маму. Нет, это не то. Нужно прислушаться к тому, что происходит в помещении.

Муха жужжит и бьется о стекло. Вот зараза крылатая, не дает сосредоточиться. Хотя, может, так и звучит чудо? Не-э-э, не может быть! Что-то прошуршало. Тихо шлепнулась капля воды из крана. Ой, надо завернуть перед уходом кран получше. Снова что-то зашуршало. Скрипнула половица. Пол такой старый, что ужас! Интересно, когда же выделят денег на ремонт библиотеки? Еще раз скрипнула половица. Та-а-ак!

Я осторожно, чтобы не спугнуть чудо, приоткрыла глаза и сквозь ресницы взглянула в ту сторону, откуда доносился скрип. Сквозь распахнутую дверь в общий зал увидела, кто там шел, и с криком вскочила:

— А ну стоять, ворюга!

Парень, который крался к выходу с книгой в руках, от моего вопля подпрыгнул и шарахнулся. Споткнулся о стоявшее на полу ведро для мытья полов, перелетел через него, врезался лбом во входную дверь и заковыристо выругался. А я схватила швабру, благо не успела еще вынести ее к ведру, и помчалась к книжному вору.

— Сейчас же остановись, паразит! — крикнула я на ходу, поудобнее перехватывая деревянное орудие. — Поставь книгу на место!

— Сейчас, размечталась! — огрызнулся он и попытался выбить дверь плечом.

Это он зря. Данную конкретную дверь не каждый таран возьмет. Здание-то старинное, со сталинских времен, и дверь из цельного дуба, не иначе.

— Ну, ты сам напросился! — оскалилась я и размахнулась.

— Отвали, ненормальная! — рявкнул парень и уклонился.

Швабра грохнула о деревянную поверхность, а у меня аж руки загудели от вибрации.

— Сейчас полицию вызову, ворюга! — Я снова подняла швабру, примеряясь, как бы приголубить жулика.

— Валяй! — огрызнулся этот тип, не оглядываясь на меня и пытаясь справиться с замком.

Причем книгу он продолжал прижимать к себе, и я даже не могла рассмотреть обложку. Интересно, что же он пытается утащить?

— Слушай, клептоман! Оставь талмуд, и я, так и быть, тебя отпущу! — попыталась я пойти на компромисс.

— Ага, бегу и падаю! — фыркнул этот… этот…

Ну, все! Я злая. Я сильно злая! Снова размахнулась, чтобы огреть вора шваброй, я же не камикадзе, лезть на него с голыми руками! Но в этот момент он справился с замком и вывалился в открывшуюся дверь. А я в то же мгновение со всей силы опустила свое оружие. Попала! Не туда, куда метила, но вора я все же приласкала деревяшкой. Парень взвыл белугой, пролетел по инерции вперед и чуть ли не кубарем скатился с лестницы.

— Книжку отдай! — крикнула я ему в спину.

— Отвали, маньячка психованная! — крикнул он мне и, не оглядываясь и сильно прихрамывая, припустил по улице.

Ну и что делать? Полицию вызывать? А я даже не знала, какую именно книгу вор стащил. Обложку я не сумела опознать. Внешность его тоже рассмотреть толком не смогла. Волосы светлые, взъерошенные, глаза… Понятия не имею, какие у него глаза. Да и лицо, если честно, в пылу сражения не рассмотрела. Он все время старался держаться ко мне спиной и не поворачиваться.

К тому же, если об инциденте узнает тетя Тома, мне же и настучит по голове. Скажет, что это я виновата. Не проконтролировала, чтобы в помещении никого не осталось. И ведь окажется права. Специально я зал не обследовала. Просто прошлась и расставила книги на полки, но наличие посторонних в зале не проверяла. Хотя — готова съесть свою туфлю, если ошибаюсь! — не было тут никого, кроме меня.

М-да. Называется, хотела Кира поймать чудо. Почти поймала вора…

Настроение испортилось, поэтому я припрятала книжку, которую так и не успела почитать, подальше в ящик стола. После чего быстренько помыла пол и поехала домой.

Следующая неделя ничем интересным не отличилась. Посетителей стало намного больше. Народ вернулся с дач и отпусков, школьники готовились к первому сентября, студенты также потихоньку собирались на учебу. Эх! Даже почитать некогда было. К вечеру я уставала так, что уже ничего не хотела, только упасть, закрыть глаза и заснуть. А ведь треклятое мытье пола никуда не делось. Хотела я или нет, но приходилось лениво возить тряпкой по полу, смывая отпечатки подошв. Да и погода в конце августа, как назло, испортилась, и всю эту уличную грязь посетители несли внутрь.

Пропажа так и не обнаружилась, поскольку никто не пытался взять почитать именно ту книгу, которую украл давешний жулик, и я решила молчать. Ничего не знаю, никого не видела! Вот когда всплывет ее отсутствие и станет понятно, что же именно исчезло, тогда и видно будет. А пока держим кулачки, чтобы это случилось не скоро. Даст бог, я к тому времени уже поступлю в институт и съеду в общежитие. А значит, это будут уже не мои проблемы.

До первого сентября оставалось всего два дня, так что поток посетителей должен был вот-вот схлынуть. Школьники и студенты начнут заниматься, и времени на чтение у них станет меньше. Только в рамках обязательной программы. Осталось пережить последние адские деньки, и можно будет вздохнуть с облегчением.

Этим вечером я снова задержалась допоздна. Устала от нотаций родителей, которые становились тем назойливее и нуднее, чем ближе было первое сентября и начало занятий. Мама с папой все переживали, что я не поступила в институт, и мне не давали забыть об этом. Но я ведь не специально! Сама расстраивалась.

Я навела порядок, так как тетя Тома привычно свалила разбор книг на меня, помыла пол и в изнеможении упала в старенькое кресло в каморке. Даже чая не хотела, так устала. Сначала просто сидела с закрытыми глазами. Потом взяла книжку и раскрыла, чтобы немного почитать в тишине и покое, когда никто не брюзжит над ухом и не напоминает о том, что я «бестолочь и лентяйка».

За окном уже стемнело, шуршал по стеклу мелкий моросящий дождик, а я полностью погрузилась в фантазийный мир. И вот на самом интересном месте, когда героиня кромсала мечом упырей на погосте, в зале библиотеки загремело металлическое ведро. Я вздрогнула и с трудом вынырнула в реальность. Прислушалась… Нет, наверное, показалось. Но только я снова уткнулась взглядом в строчки текста, как скрипнула половица. Та-а-ак!

Я закрыла книгу, тихо положила ее на стол и встала. Огляделась, выискивая себе что-нибудь для обороны от злоумышленников, ворвавшихся в закрытую уже библиотеку. Увидев стоящую в углу швабру с сохнущей на ней половой тряпкой, я недобро ухмыльнулась, стряхнула дерюгу на пол и взяла деревянное оружие в руки. В книжках героини сражались мечами и кинжалами, а в некоторых — сковородками. Но я же не героиня. Я скромный маленький библиотекарь. А потому, что есть под рукой, тем и будем обороняться. Перехватив швабру поудобнее, я на цыпочках прокралась в общий зал. Было уже темно, и осмотреть помещение так сразу не получалось. Поэтому пришлось красться и выглядывать из-за угла, чтобы ненароком не выскочить прямо в руки позднему посетителю.

У одной из стен мелькнул темный силуэт, и я напряглась. Знакомая какая-то фигура! А не тот ли это парень, который неделю назад стащил отсюда книгу и получил от меня по хребтине? Ух, ну если это он, я его сейчас снова приголублю от всей широты души! Подкралась я к нему со спины, так как воришка был занят, наклонившись над полом, на котором лежала книга. И…

— Хий-я-а-а-а! — заорала, словно героиня мультфильма. Они все так страшно верещат, а я что, хуже, что ли?

Ба-бам! Швабра встретилась с задом расслабившегося неудачника.

Жертва моей воинственности улетела головой вперед и столкнулась лбом со стеллажом, с которого посыпались книги. А вот так тебе!

— А-ай! Дура ненормальная! — рявкнул парень. Причем, судя по голосу, по возрасту этот наглец от меня недалеко ушел. Либо ровесник, либо старше всего на немного.

— Это я дура?! — завопила, наступая на него, заодно на ходу ткнула крестовиной швабры в выключатель на стене. — Я тебе покажу, как книги из библиотеки воровать!

— Да не ворую я ничего! Психопатка! — Парень уже успел выпрямиться и оглянулся. Только свет его ослепил, и он зажмурился.

Я к яркому освещению была готова и успела прикрыть глаза почти полностью, оставив только щелочку между ресницами. Так что сейчас рассмотрела его лицо при ярком электрическом свете. В прошлый раз-то не успела. Да и прятал он его тогда, старательно поворачиваясь спиной.

Итак, я оказалась права. На вид этому типу оказалось лет девятнадцать, то есть он совсем чуть-чуть старше меня. Ну или, если вдруг он просто выглядит старше своих лет, то, как и мне, — семнадцать. Волосы светлые, длиной примерно до плеч и пострижены ступеньками, при этом имели такой вид, словно он постоянно зарывался в них руками и ерошил. Лицо вполне симпатичное, но все же он отнюдь не смазливый красавчик, как наш школьный «король» или звезды эстрады. На воротничке джинсовой куртки приколот серебристый значок в виде раскрытой книги, на ее страницах — какой-то текст чернью, а над книгой — три черные буквы или руны. С такого расстояния я не могла рассмотреть. Уж не знаю, что эта книга должна была означать. Короче, не в моем вкусе тип.

Пацан, а теперь я не собиралась называть его парнем, не дорос еще, проморгался и злобно уставился на меня.

— Уйди по-хорошему, малявка! — рявкнул он и сжал руки в кулаки.

— А то что?! — ухмыльнулась я.

Ну да, да! Я страшная и жутко опасная, у меня в руках швабра, а у этого хмыря нет ничего.

— А то хуже будет! — скорчил он злобную рожу.

— Ой-ой-ой! Испугал ежика голой попой! — передразнила я и скопировала выражение его лица. — Я тебе покажу, как по ночам шляться по публичным библиотекам и книжки тырить! Ишь, моду взял!

— Да не ворую я твои книги, ненормальная! — закатил глаза пацан. — Это моя книга, из вашего хлама я ничего не брал.

— Ага-ага! А чего ты тут тогда ошиваешься по ночам? — совершенно справедливо возмутилась я.

— Надо! Не твоего ума дело! И не по ночам, кстати, еще вечер. Проваливай, пока я добрый. Психопатка малолетняя! — Он покосился на мою швабру, но с места не тронулся, так что я тоже стояла и не шевелилась.

— И не подумаю! Ходют тут всякие, а потом ложки пропадают!

— Какие такие ложки? — растерялся воришка и моргнул.

— Серебряные!

— Шурх тебя побери! — разозлился наглый тип. — Чего ты привязалась ко мне, малахольная?! Ты меня вообще не должна была ни видеть, ни слышать!

Парень покосился на книгу на полу, а я издевательски пропела:

— Ой-ой, я вся такая глухая-глухая, слепая-слепая!

Какой-то неправильный мне жулик попался. Мне уже порядком надоело с ним препираться, а он даже не пытался сбежать или на меня напасть. Только стоял, огрызался и постоянно косился на пол. Кстати, что он там украсть-то пытался?

Я перевела взгляд вниз. Книжка как книжка, на иностранном языке, обложка ярко-красная, в центре рисунок города: обычные многоэтажки, машины на дороге. Наверное, современный детектив. Быстро глянув на пацана, я опустила швабру и собралась подтянуть ею книгу к себе. Воришка дернулся и рявкнул:

— Не трогай! Руки выдерну!

— А шваброй в глаз?!

— Вот бестолковая! Не знаешь, куда лезешь, вот и уноси ноги, пока цела!

— А в другой глаз?! — И я выставила свое страшное оружие вперед.

Парень отчетливо скрипнул зубами, но так как я оставила попытки подтащить книгу к себе, нападать на меня не стал. Хотя, будучи справедливой, надо признать — он прав, причем на все сто процентов. Я и правда по сравнению с ним мелкая. Если бы он захотел, смял бы меня в одно мгновение. Хотя он был выше меня всего на голову, но размах плеч внушал уважение. Это я на адреналине сейчас была такая храбрая и наглая.

Прикрыв глаза, светловолосый неудачник несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. Потом посмотрел на меня и спросил:

— Тебя как звать, проныра?

— От проныры слышу! — огрызнулась я и назвалась: — Кира.

— Кира, послушай, — заговорил он. — Даю тебе слово чести, что я не вор и не пытался украсть книги из вашей библиотеки. Мне просто не повезло, и ты меня застукала. Но это моя книга, и к вашим она никакого отношения не имеет. У меня тут… — он помялся, — встреча назначена.

— Чудненько! — кивнула я. — Вот, значит, я сейчас и прослежу, кто это тут с кем встречается в такое время. И прежде чем отдать тебе книгу, проверю, чтобы на ней отсутствовал штамп нашей библиотеки. А полицию, так и быть, вызывать не стану.

— Вот спасибо! — скривился пацан так, словно лимона откусил. — А может, ты посидишь у себя в конуре и чая попьешь?

— Тупица! Я тебе что, собака? Не в конуре, а в каморке!

— Нет, ты хуже! — обреченно вздохнул он. — Ну за что мне такое невезение, а?

Он страдальчески закатил глаза, а я философски пожала плечами. Заслужил, наверное. Мне тоже не улыбается тут с ним ругаться. Я вообще так устала за день, что мечтала только о покое и отдыхе, а тут он…

— Федои́л, — через долгую паузу сказал воришка.

— Чё? — не поняла я.

— Не чё, а звать меня так — Федоил, — сверкнув глазами, пояснил он.

— Ну здоро?во, Федя, — отозвалась я и переступила на месте. Стоять со шваброй наперевес было не так чтобы легко, и руки уже ощутимо устали.

— Федоил!

— Так я и говорю — Федя!

Мы померились взглядами, но попыток ругаться дальше ни он, ни я не предпринимали. Сколько можно-то?

Прошла минута, другая, и тут я заметила, что Федя как-то нервно косится на часы, висящие на стене. Но поворачивать голову и тоже смотреть на время не стала, а то кто его, этого ненормального, знает. Еще нападет на меня.

Федька глубоко вздохнул и вроде как лениво взял со стеллажа книжный томик. Я напряглась, но ничего не сказала, только покрепче вцепилась в швабру.

— Кира, ты это… прости, что ли, — с извиняющимися интонациями сказал пацан.

— За что?

— Я правда не хотел, — развел Федя руками и со всей силы швырнул в меня книгу.

— Ах ты! — Я присела, пропуская снаряд над головой.

А этот тип стал хватать со стеллажа книжки и одну за другой бросать в меня. Ну, паршивец! Все, я опять злая! Заревев, как раненый бизон, я со шваброй наперевес бросилась на него. И вдруг с пола полыхнула яркая вспышка, ослепив на мгновение. Федька кузнечиком сиганул к книге, а именно она вспыхнула непонятно с какой стати, и прыгнул прямо на нее ногами.

Что-о-о? Книгу?! Ногами топтать?! Замахнувшись, я бросилась на него. Но вдруг опора под ногами пропала, и я с воплем ухнула куда-то в пустоту.

«Загрузка новой реальности», — произнес в мозгу безэмоциональный женский голос.

 

1 из 4 След. стр. →




Комментарии (0)







Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: