Корзина 0
Войти / Зарегистрироваться



Иржина. Предначертанного не избежать


Аннотация



Неуемная тяга ко всему интересному и неизведанному опять кинула Иржину сначала в приключение, а потом и в объятия императора. Причем в буквальном смысле — она свалилась к нему на колени прямо из воздуха, и только это спасло ей жизнь. И оказалось, что объятия эти вовсе и не страшны, так стоило ли так бояться? Встречи с загадочной родней по маминой линии, открытие семейных тайн и секретов, новые знакомства и знания. Все это впереди. Только вот само ли по себе происходит все в ее жизни? Случайности это или воля богов и стихий? Способна ли героиня переиграть судьбу или предначертанного не избежать?





Рис. на переплете С.А.Григорьева.
«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2015.
ISBN 978-5-9922-1938-8
Тираж 6 000 экз.









Мы продолжили путь в том же порядке, но я видела, что Лалин с кем-то переговаривается по линккеру. А Гастена я попросила идти рядом со мной и приноравливаться к моей траектории движения. Он конечно же пытался спорить и доказывать, что должен идти впереди, но я переубедила его, объяснив, что первой у нас идет огненная гончая. И уж она, конечно, сможет больше, чем он, случись какая-то внезапная опасность. А я… Ну я — это я. И коли уж я интуитивно чувствую то, что может быть опасным, именно мне по идее нужно идти впереди группы. Так что парню, хоть и скрипя зубами, пришлось смириться, но двигаться он стал более собранно и явно был настороже.

Коридор оказался на удивление длинным. Мы шли еще минут десять, и трижды меня окликал Грегориан. Оказалось, что я снова начинала обходить какие-то промежутки пути, прижимаясь то к одной, то к другой стене. Гастен шел рядом и видеть этого не мог, так как он приноравливался ко мне. А идущим сзади эльфам, Грегу и все сильнее нервничающему Лалину это было хорошо видно.

Наконец коридор закончился и уперся в резную двухстворчатую дверь.

— Ух ты! Это что? — весело воскликнул Арман и бросился ощупывать барельефы.

— Война.

Мы всмотрелись в кровавые картины, изображенные на створках. Древний мастер с ювелирной точностью вырезал живых существ. Люди на лошадях, эльфы, сидящие на крупных клыкастых хищниках из семейства кошачьих, орки и тролли — на боевых муратондах[2 - Муратонд — крупное животное, обитающее в областях с жарким климатом. Обладает большими ушами и длинным хоботом. У мужских особей длинные бивни.], закованных в броню, пешие гномы и лиграссы… И все они сражались. А судя по тому, что бились друг против друга два лагеря, одинаково состоящих из смешанных рас… Уверена, то, что мы сейчас видели — это Великий Раскол[3 - Исторический период в Алсариле. Точкой отсчета является начало гражданской войны между последователями двух направлений магии — Света и Тьмы. Окончание периода приходится на время раскола единого материка на две части, на которых впоследствии образовались две империи — Светлая и Темная.] в том виде, в каком его запомнил художник по дереву, работавший над данной батальной сценой.

— Великий Раскол? — благоговейным шепотом спросил Арман.

— Похоже на то, — ответил Андре. — А работа явно эльфийская. Если бы из металла было — то гномы, но это зачарованный дуб. Так что точно наши мастера вырезали.

Я с душевным трепетом рассматривала ужасающую кровавую драму, которую изобразил древний мастер. Все оказалось проработано настолько тщательно, что можно было рассмотреть зрачки у ездовых кошек эльфов, бивни у муратондов. Тонкие выпуклые линии обозначали развевающиеся гривы лошадей, а капли и ручейки крови, стекающие по доспехам воинов, выглядели как настоящие, только крошечные.

— Как думаете, что за дверью? — Грег первым задал интересующий всех нас вопрос.

— Храм!

— Сокровищница!

— Древний арсенал!

— Хранилище артефактов!

Предположения посыпались со всех сторон одновременно. А я смотрела на трагедию, запечатленную в дереве, которая предстала перед нашими глазами, и понимала, что все догадки моих спутников неверны.

Здесь не могло быть храма. В этом я была уверена. Боги Алсарила добры к своим детям. Даже Тьма милосердна, она дарит покой уходящим в небытие. И абсолютно все храмы в честь богов всегда строились так, чтобы в них могли ходить и молиться все без исключения.

Это явно не арсенал или хранилище артефактов и уж тем более не сокровищница. Кто же станет хранить редкие ценные вещи и оружие вот так — в подземном помещении, к которому ведет свободный проход из курортного городка?

— Знаете, мне кажется, что это могильник. Точнее, усыпальница, — задумчиво сказала я, и повисла глубокая тишина.

— Усыпальница? — нервно переспросил Грег. — Что-то я не уверен, что хочу идти к мертвякам.

— Грег, там не мертвяки. Ну если действительно то, о чем я подумала. Это древнее захоронение тех воинов, которые сражались в последней битве во время Великого Раскола. Кто знает, может, там похоронены вожди и предводители. А возможно, множество их воинов, если тела кремировали.

— Ух ты-ы! — присвистнул Грегориан. — Тогда надо идти и проверять.

— Леди, я настаиваю на том, чтобы мы вернулись обратно, — подал голос Гастен. — Тут может быть опасно.

— Поддерживаю, леди, лорд, — согласился с ним молчаливый Лалин.

— Гастен, Лалин, если сюда можно войти, то мы посмотрим, но ничего трогать не станем. А потом расскажем об этом месте придворному магу, лорду Эларилу. И пусть тогда они с его величеством решают, что делать. Хотя не думаю, что здесь есть что-то явно опасное. Ведь место открыто для посещений. Никакой охраны, проход в подземный коридор также легко открывается — иди, кто хочешь, и смотри. Правильно?

Троица эльфов нервно переглянулась, Арман даже открыл рот, чтобы что-то сказать, но, наткнувшись на взгляд старшего брата, передумал. И? Что бы это значило?

Пока я размышляла, Андре уже потянул на себя створку двери, и, к нашему величайшему удивлению, она поддалась. То есть здесь даже не заперто? А через секунду, раскрыв в изумлении рты, мы уже рассматривали пещеру, в которой оказались.

Как только мы все вошли, под сводом, теряющимся где-то в вышине, вспыхнули большие магические светильники. Стены помещения до самого верха были покрыты нишами, в которых стояли простые каменные саркофаги. На полу — также несколько больших и более богатых саркофагов, выполненных из драгоценного голубого мрамора. И вот эти гробницы были полностью изукрашены резными рисунками, такими же, как мы уже видели на двери. Битва Великого Раскола.

— Странно, — шепотом произнесла я. — Судя по высоте свода, мы сейчас находимся либо внутри какой-то горы, но я не видела на побережье скалы или горы такой высоты, либо же глубоко под землей. Но опять-таки, не почувствовала я, чтобы ход вел вниз. Мне казалось, что он ровный.

— Ну что? Идем смотреть? — в предвкушении потер руки Грегориан.

— Тут, наверное, можно найти какие-нибудь артефакты! — с горящими глазами произнес Арман.

— Народ, вы что?! Это же усыпальница! Какие артефакты? Какое оружие? Не вздумайте тут ничего трогать! — прошипела я и обвела взглядом парней, которые едва не подпрыгивали от нетерпения и не слушали меня. — Мы же не мародеры!

Вот последнее слово их пробрало. Они скорчили недовольные рожицы и промолчали, но энтузиазм вроде поутих.

Краем глаза я заметила, что Гастен и Лалин снова обменялись жестами, после чего аккуратно перестроились и подобрались к нам поближе. Гастен вновь оказался рядом со мной, а Лалин так же ненавязчиво встал возле Грегориана.

— Ну, Крагос[4 - Бог, покровительствующий авантюристам и гонщикам.] с нами! — кивнула я ребятам и первая шагнула вперед.

Как-то так получилось, что хоть я и была тут единственной девушкой, и вовсе не самой старшей по возрасту, но право быть лидером незаметно для всех перешло ко мне. Более того, почему-то никто из парней не возражал, а наоборот, они приняли это как нечто само собой разумеющееся.

Саркофаги, расположенные на полу, при ближайшем рассмотрении поражали своим суровым великолепием. Не знаю, кто покоился в них, но явно или вожди, или правители. Потому что вся каменная поверхность их последних пристанищ была богато украшена. Потрясающая, почти ювелирная резьба по камню с батальными сценами украшала стенки, а на крышках саркофагов были изображены в полный рост лежащие с закрытыми глазами мужчины в доспехах. И всю эту резьбу еще богато украшали позолота и драгоценные камни. Орки, эльфы, люди, гномы, тролли, лиграссы — предводители тех воинов, чьи останки хранились в усыпальнице, принадлежали к разным расам. И доспехи их, а также оружие, изображенные на крышках, тоже оказались разными. Боевые секиры и кинжалы — у гномов, огромные булавы — у троллей, изящные тонкие мечи и луки — у эльфов, копья и топоры — у орков. Лиграссы с огромными витыми рогами при жизни владели изогнутыми мечами, узкими у эфесов и широкими на концах лезвий. Один из представителей людского племени сжимал в каменных пальцах длинный двуручный меч. Впрочем, ростом и могучим разворотом плеч этот великан не уступал троллю, так что данное оружие было ему по плечу, как бы парадоксально это ни звучало. Остальные люди также держали мечи, правда, не такие длинные, но и телосложение они имели нормальное, а не такое монументальное.

— Невероятно!

— Ты посмотри! Нет, ты только посмотри!

— О-о! Какой меч!

Мои спутники переходили от одного саркофага к другому, рассматривали резьбу и стенали от восторга. Даже в глазах наших телохранителей плескалось восхищение пополам с завистью. Их желание иметь такое великолепное оружие было хотя бы оправдано, они воины, в отличие от эльфов-магов и нас с Грегом.

— А давайте вскроем аккуратненько и вынем себе по оружию? — Кто именно высказал шепотом это бредовое предложение, я не поняла.

— Спятили?! — прошипела и обвела парней тяжелым взглядом. — Не смейте тут ничего трогать! Это… Это ведь неуважение к покою людей и нелюдей, погибших в бою. Вы что?!

— Ой, Иржик, ну не нуди! Мы аккуратненько. Чуть-чуть сдвинем крышки, и…

— Грег, голову откручу! Не смей!

Троица эльфов и мой названый братец переглянулись с невинным выражением лиц и сделали вид, словно ничего не говорили. А я покачала головой, погрозила им пальцем и направилась в глубь пещеры осматривать остальные саркофаги.

Все-таки странно, что сюда можно вот так свободно проходить, и даже охраны нет. Нелогично как-то. То, что я не знала об этом месте — вполне закономерно. Сколько я нахожусь в Темной империи? Если подсчитать реальное время с того момента, как мы с Грегом на моем мотолете[5 - Мотолет — двухколесное транспортное средство, выглядит как мотоцикл, но имеет функцию воздушной подушки. В качестве источника энергии используются кристаллы-аккумуляторы, которые заряжают магией.] буквально влетели на его родину через аварийный портал… Месяца три, что ли? Запуталась уже. Нет, все-таки меньше. Ведь те восемь месяцев, которые выпали из реальности во время нашего посещения Обители Знаний, не считаются. Для меня не прошло и двух суток. Так вот, возвращаясь к подсчетам, за тот короткий период, который находилась в Темной империи, я не могла узнать обо всех достопримечательностях этого материка. Это было совершенно нереально. Но почему Грегориан и эльфы из высокородных семей этого не знали? Что-то тут не вязалось. Я с подозрением покосилась на троицу ушастиков, которые жадно разглядывали один из саркофагов и переговаривались вполголоса.

Убедившись, что никто не пытается вскрывать саркофаги, я поманила Руби, кивнула Гастену и пошла вперед. Смотреть тут было особенно нечего. Никаких украшений в пещере не присутствовало, алтарей или статуй также. Только ровные ряды простых каменных саркофагов на полках до самого свода. И богатые — на полу.

Мы останавливались у каждого из них и внимательно рассматривали каменные лица с закрытыми глазами. Такие разные в своей индивидуальной и расовой непохожести… Такие одинаковые в своем посмертном покое, сохранившие на себе печать силы и воли. И почти все они были мужчинами зрелого возраста, которые успели добиться определенного положения за годы жизни. Но уверена, если бы на саркофагах простых воинов тоже высекли лица погибших, мы увидели бы и совсем юных мальчиков, и стариков.

Да! Несомненно, это сильные личности, настоящие воины, до последней капли крови защищавшие то, что им было дорого. Ведь за ними стояли их дети, жены, сестры и матери. Война никого не щадила, и это хорошо передавала та самая сказка «О Деве и единороге». Сказка? Нет, не сказка. Легенда о реально произошедших событиях, которые завершили период Великого Раскола.

Я помнила ее текст, там ясно было сказано, что в той войне убивали всех «иных». И не важно, женщина ли это, ребенок или старик. Иная сила, отличающаяся от твоей, — смерть!

Порой мне думалось, что было бы неплохо, если бы материки Алсарила вновь соединились. Чтобы снова могли жить рядом светлые и темные. Или чтобы растворился непроницаемый защитный купол над Темной империей. Но после того как Аурватор дер Касар пытался принести меня в жертву только потому, что во мне есть частица Тьмы… Нет. Рано! Прошли две тысячи лет, и все еще рано. Не готовы пока жить рядом последователи Света и Тьмы. Но темные жили спокойно на своих землях, к светлым не лезли, не пытались устраивать резню и никаких особенных кар за использование светлой магии не применяли. Это я уже успела выяснить по книгам в Обители Знаний. А вот законы Светлой империи я помнила слишком хорошо. Смертная казнь — за любое использование темной магии на территориях, в которых царит Свет. Наверное, именно по этой причине папа и заблокировал во мне все способности к любой магии. Во избежание! Чтобы ни светлая, ни темная не проявились. Подозреваю, что только это и позволило мне благополучно дожить до своих лет в Светлой империи. Что-то подсказывало, что, проявись мои темные способности ранее, — меня бы уже в живых не было.

Глубоко вздохнув, я оторвалась от своих невеселых размышлений и отошла от последнего саркофага. Пора возвращаться, здесь больше смотреть нечего.

Кстати, а где мои спутники? Что-то мы втроем сильно удалились от них.

— Гастен, пойдем назад. Здесь мы уже все осмотрели. Руби! — позвала я. — Что-то Грегориан и эльфы подозрительно притихли. Лалин с ними?

— Да, леди.

Мы неспешно пошли назад. Я уже увидела наших спутников, но когда поняла, что именно они делали, буквально остолбенела от ужаса. Эти… Эти… Нет, у меня не хватало слов, чтобы описать всю степень тупизма ушастой троицы и моего непутевого названого братца. Эти идиоты все-таки вскрыли один из саркофагов и сейчас вчетвером склонились над ним. А Лалин со злым лицом стоял в стороне в неестественной позе.

— Что?.. — Я подбежал к парням. — Вы что наделали?!

— Ой! Иржик, глянь! Мы открыли, чтобы посмотреть. Ну же! Это древний эльф. Возможно, даже, предок Армана и Андре, — с горящими от восторга глазами сказал мне Грегориан.

— Что с Лалином? — с подозрением осмотрела я нашего второго телохранителя, который злобно моргал, но при этом не шевелился, словно вдруг окаменел.

— Ничего страшного с ним не случилось, — ответил вместо Грега Андре. — Но он посмел распоряжаться и указывать, что мы должны или не должны делать. Я заморозил его на время, пусть подумает о том, кому посмел давать указания.

— Андре, ты — болван! — рыкнула я. — А ну быстро расколдуй телохранителя Грегориана. И на будущее — их приставил к нам император. Это работа Лалина — следить за тем, чтобы с его подопечным не произошло ничего плохого. И если с Грегом что-то случится по причине того, что один особо одаренный студент академии магии решил, будто ему можно убрать охрану с члена императорской семьи…

Эрик напрягся и пихнул локтем Андре, Арман тоже встревожился, но снимать заклинание предстояло именно старшему княжичу. Я-то все равно ничего сделать не могла.

— Ой, да подумаешь! Постоял чуток, не шевелясь. Вреда от этого заклинания никакого, — фыркнул Андре и сделал пасс руками.

Лалин покачнулся и завалился бы, если бы его не подхватил подскочивший к нему Гастен.

Я отвлеклась всего на несколько секунд, чтобы спросить, как Лалин себя чувствует, и тут под нашими ногами дрогнул пол.

— Что это?! — Подпрыгнув от испуга, я обернулась к парням и взвыла от ужаса: — Идиоты!!!

Возле открытого саркофага стоял Андре и с довольным видом держал в руках древний эльфийский клинок.

— Все, закрываем и валим! — скомандовал старший княжич.

Но…

 

← Пред. стр. 2 из 5 След. стр. →




Комментарии (0)







Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: