Корзина 0
Войти / Зарегистрироваться



Подарок богини зимы, или Стукнутый в голову инопришеленец


Аннотация



Шалости богини зимы. Книга 2.

Богиня зимы Цасси снова заскучала в своих ледяных чертогах. И вновь решила осчастливить кого-нибудь из смертных. По-своему, по-божественному.
Выбор вновь пал на Землю, подслушанный разговор вызвал у Цасси интерес. Ну что ж, будет и приключение, и любовь. Всё как заказывали.
Не нравится способ?
Ну уж извините. У божественных сущностей свое понимание того,как смертным нужно прийти к счастью.
Не хотят? Заставим. Не могут? Поможем.
Так думать же нужно, когда озвучиваете свои желания.

Обязательно перечитайте или прочитайте "Варвара-краса и Темный властелин". Начало этой истории было именно там, в день зимнего солнцестояния. Герои и миры тоже оттуда, из Темной империи далекого-далекого мира.

ПРЕДЗАКАЗ!!!
Рассылка электронной книги на почту, указанную при регистрации, будет совершена 25-28 января 2021. Книга дописывается и должна пройти редактуру.






Подарок богини зимы, или Стукнутый в голову инопришеленец (ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ)

 

От автора: Начало этой истории случилось в день зимнего солнцестояния несколько лет назад. См. повесть «Варвара-краса и Тёмный властелин».

 

 

Желающего судьба ведёт, нежелающего — тащит

(русская народная поговорка)

 

ВО ВЛАДЕНИЯХ БОГИНИ ЗИМЫ

 

Богиня зимы скучала в своих ледяных чертогах. Не радовали ледяные узоры, украшающие своды и стены. Не вызывали восторга дивные ледяные статуи, которых для нее создали ветра, выточив из цельных ледяных глыб.

— Как же скучно! — вздохнула беловолосая красавица. Поправила белоснежный мех своего манто, закинула ногу на ногу и разгладила невидимую складку на затканной серебром парчовой ткани белого, само собой, платья.

Снеговики, пытавшиеся порадовать свою владычицу, остановили свой унылый хоровод. Они уже который час и день — а может, и год, в снегах время течет иначе — пытались ее развеселить.

— Прогуляться, что ли, по мирам? — побарабанила длинными тонкими пальцами по подлокотнику трона богиня Ца́сси. — Сделать кому-нибудь доброе дело? Как раз пришло мое время…

Ближайшие к трону два снеговика переглянулись угольками глаза и подвигали носами-морковками. Чувство юмора, а также понимание счастья у Цасси были своеобразными. Как и у всех богов и богинь. Высшие сущности, что с них возьмешь. Правый снеговик пошевелил пальцами рук-веточек. Мог бы — вздохнул бы. Но он был всего лишь снеговиком, пусть и оживленным. Поэтому только внутренне поежился. Нет, не от мороза, царившего в ледяных чертогах. А от воспоминаний о жаре, коим его опалил заглядывавший как-то в гости к Цасси бог лета.

Богиня же зимы вскочила со своего трона и двинулась вдоль стен, увешенных ледяными зеркалами. Возле некоторых она ненадолго замирала. Другие не удостаивались ее интереса. Снеговикам было любопытно, что же рассматривает их владычица: сменяющиеся с каждым шагом прекрасные наряды, схожих между собой лишь белоснежным цветом. Или же видения иных миров, которые демонстрировали зачарованные зеркала?

Но снеговики, даже волшебные и живые, не могут говорить. Поэтому они молча следили за происходящим и гадали: улетит ли в путешествие по иным мирам богиня зимы или не захочет в этом году?

— Да, вот так хорошо, — остановила свой выбор на брючном костюме из серебристой мерцающей ткани богиня. — Освежает. — И она погладила кончиком указательного пальца правую бровь. Сверкнули искорки в глянцевом перламутровом покрытии на ногтях. — Так! А это что?

Цасси шагнула ближе к зеркалу и вгляделась. С минуту с интересом прислушивалась, а потом с некоторым удивлением хмыкнула. Подумала пару секунд и взмахом руки сменила изображение и мир за зеркалом. С усмешкой пригляделась, после чего рассмеялась, притопнула и исчезла, оставив после себя лишь вихрь снежинок.

Снеговики, оставшиеся в одиночестве, столпились в кучу. Потоптались, переглядываясь. И разбрелись по углам. Ждать, когда богиня зимы осчастливит кого-то из смертных. Глупые смертные, правда, не всегда понимали и принимали, но это уже никак не проблемы снеговиков.

 

ПОСИДЕЛКИ

 

— Ирка, ну посиди еще, — протянула Ленка.

Они по заведенной бог знает сколько лет назад традиции собирались вместе накануне дня зимнего солнцестояния. Отмечали раньше в этот вечер день рождения Варвары. Потом та выскочила замуж и уехала к своему Темному властелину, ведь ни за кого другого она не согласилась бы выйти.

Но Вари с ними не было, а привычка осталась. И последние три года подруги собирались уже втроем, чтобы поболтать, обменяться новостями и новогодними подарками. Последнее — заранее. Ведь потом будет некогда. Начнется бешеная гонка на работе, чтобы успеть все доделать до начала долгих праздников. А после и корпоративы, беготня за подарками для близких. Так что, хоть Варя и уехала, а традицию собираться в тот же вечер, что и долгие годы отмечания ее дня рождения, подруги сохранили.

— Лен, мне пора, — Ира покачала головой. — Ты же знаешь, я бы с радостью, но... — Она взглядом указала на дочь.

— Вообще-то твой козел мог бы один вечер в году и посидеть с ребенком. — Лена фыркнула и закатила глаза. Она и сама понимала абсурдность своего заявления.

Ирина только усмехнулась. Бывший муж, фигурировавший под кличкой «козел», по сути, им и был. Алименты на дочь платил эпизодически. Навещал еще реже. Девочка его совсем не знала, видела раз в несколько месяцев. И уж конечно, не очень-то считала папой. Просто странный дядя, который появлялся иногда в их с мамой жизни, что-то требовал, кричал, читал нотации, недовольно ворчал, что Полина плохо воспитана и вообще — вылитая мамаша.

В последний раз вообще привез Полю к какой-то женщине и сказал, что это его невеста. Эта самая невеста, тетя Света, была очень недовольна визитом ребенка в свой дом, чего и не скрывала. А Поля после возвращения домой шепотом попросила маму — «больше никогда». Ведь им и вдвоем хорошо.

— Ленка, отстань от Иры и Поли, — подмигнула девочке Наташа.

— Да я и не пристаю, — тут же отреагировал Лена. — Полька, я вот считаю, что твоя мама — настоящая красавица. И ей нужен нормальный муж. Только не такой, как твой папаша, уж прости.

— Ничего, тетя Лена. Я не хочу, чтобы папа к нам возвращался. Он... не наш. Нам с мамой нужен другой дядя.

— О как! — весело усмехнулась Наталья. — Ну-ка, дитя, удиви взрослых теть, расскажи нам, какой дядя нужен вам с мамой.

Ирина шикнула на подруг, но те от нее только отмахнулись. Будь Полинка совсем маленькой, конечно, они бы таких речей не вели. Но та уже ходила в выпускную группу сада, была настоящей дерзкой шестилеткой. А современные дети вообще рано начинают разбираться в жизни, телевидение и интернет не делает тайн ни из чего.

— Нам с мамой нужен дядя сильный, — начала перечислять девочка, загибая пальчики. — Умный. Добрый. Честный к нам. Богатый. У него должна быть хорошая работа и свой дом. У нас с мамой тесно, всего одна комната, мы не сможем все вместе жить.

Взрослые обменялись веселыми удивленными взглядами и принялись дальше внимать юному поколению.

— Еще этот дядя должен хотеть семью, по-настоящему. А не как мой папа. Он хочет только, чтобы за него все делали. А нам с мамой нужен дядя, который будет для нас все делать. А мы тогда для него.

— А ребенок? — подперев кулаком подбородок спросила Наташа. — Хочешь братика или сестричку?

— Я не знаю, — взглянула на мать девочка. — Ма-а-ам?

— Поль, вряд ли мы с тобой встретим такого идеального дядю, как ты описала, — обняла дочку за плечи и поцеловала в макушку Ирина. — Так что не светит тебе ни братик, ни сестричка.

— Точно, почти все мужики — козлы, — подмигнула Полине Лена.

— Рогатые, да? А почему я не видела таких?

Женщины прыснули от смеха, переглядываясь.

Сегодняшний вечер оказался несколько смазан присутствием ребенка, которого Ире не удалось пристроить к маме, та приболела. Сильно не выпьешь, допоздна не посидишь, но не отменять же из-за этого традиционную ежегодную встречу? Просто жизнь внесла коррективы.

— Ладно, дамы, мы домой, — допив последний глоток коктейля, сообщила Ира. — Поздно уже, и так засиделись. Польке все же пора спать.

— Ну ма-а-ам, — заканючила тут же та. — Я уже большая. И завтра суббота, в садик не надо.

— Пойдем, большая ты моя, — рассмеялась молодая женщина, вставая из-за стола.

— Езжай, Полина, — помахала ей рукой Лена. — И следи, чтобы мама если уж и найдет нового козла, то только снаружи козлиного, но доброго внутри.

— Ленка! Ты чему ребенка учишь?! — шикнула на нее Наталья, но рассмеялась. — Поля, не слушай подругу твоей мамы. Она просто выпила слишком много лимонада.

— Ага, лимонада, — хихикнула девочка. Смешные эти взрослые. Как будто она не видит, что они пили совсем не лимонад.

— Никаких больше козлов! — погрозила пальцем подругам Ирина и стала помогать дочери одеваться. На улице царила настоящая метель, все занесло, дворники не успевали справляться с заносами.

 

Подруги прощались и не замечали, что из-за соседнего стола за ними с интересом наблюдает роскошная беловолосая дама. Она была одета дорого, красиво. На ее кипенно-белых брюках и ботинках не было ни пятнышка грязи, словно она и не пришла сюда по улице.

Женщина с девочкой, одетой в ярко-розовый комбинезон вышли из кафе, а эта элегантная дама тонко усмехнулась.

Лена случайно в этот момент повернула голову в эту сторону и внутренне завистливо вздохнула. Богиня! Как есть богиня. Великолепная и недосягаемая.

Но начать упиваться собственным несовершенством она не успела, ее отвлекла подруга:

— Ленка, ну что? Еще по бокалу и по домам? А то когда еще увидимся в следующем году? А по телефону так не пообщаешься.

— А давай! — бросила взгляд на часы Лена. — Наташка, и давай загадаем, чтобы наша Варька там со своим властелином была счастлива. Умотала паразитка черт-те куда, и не звонит, не пишет.

— Да ладно тебе, — махнула официанту рукой Наталья. — Главное, что им хорошо вместе. Нам бы еще Ирку пристроить. Ну красивая же девка, скажи? И молодая еще. А Полька подросла уже, не напугает потенциального ухажера.

— Главное, чтобы на козла рогатого опять не нарваться!

— Да ладно, если просто рогатый, то еще ничего. Лишь бы не был такой сволочью, как Полькин папаша.

— Аминь! — чокнулись подруги бокалами, которые им принес официант.

 

БОГИНЯ ЦАССИ

 

«Просто рогатый, но не сволочь?» — Цасси мысленно потела руки.

Ее смех прозвучал хрустальным звоном разбившихся льдинок в полном зале, но лишь единицы услышали его. Но зато многие почувствовали внезапно пронесшийся сквозняк. А официант, подошедший убрать стол и забрать оплачнный счет со столика, где сидела потрясающая бизнес-ледим в белом костюме, удивился, увидев горсть снежинок на стуле.

 

В ДАЛЕКОЙ-ДАЛЕКОЙ ТЕМНОЙ ИМПЕРИИ

 

— Керин, завидуй молча! — произнес Сандрлер. — И вообще, заведи уже себе свою женщину и не ломай кайф другим. Проваливай.

— Но Владыка!

— Керин, ну не нуди, — лениво протянула Варвара, она же — владычица темных земель, она же — обожаемая жена Темного Властелина. — Съезди в отпуск, погуляй, развейся. Мы же тебя на каторгу отправляем, а отдыхать!

— Да не хочу я отдыхать!

— А придется! — потеряв терпение, рявкнул Санндрлер. — Три года прошло, и ты и разу за это время никуда не выезжал просто так.

— Владычица, вы плохо влияете на господина, — советник с размаху плюхнулся в кресло, вытянул ноги и почесал голову между рожек.

— Чешутся? — с лукавой улабкой спросила вдруг эта несносная девчонка, которая три года назад перевернула весь миропорядок Темной империи с ног на голову, вскружила голову их властелину и вышла за него замуж.

Нет, так-то она неплоха́. Как владычица — лучше и не пожелаешь. Порядок навела и в замке и на землях, слуги вымуштровала, они теперь по струночке ходят, свои обязанности выполняют так, чтобы не приведите темные боги недовольство владычицы не вызвать. Она ж на всю голову владычица. От ее недовольства потом плакать хочется и к светлым уйти.

Жаловались слуги на нее. А к кому еще замковым монстрам прийти и шепотом, оглядываясь поминутно, поделиться своей нелегкой долей? Все и шли к советнику Нантару. По пе́рвости шли. Потом перестали. Поняли, что легче все капризы, то есть требования, претемной владычицы исполнять, чем потом слушать, как она распекает их.

И ведь с такой доброй и милой улыбкой, стоит, ножкой постукивает, глазками моргает, сущее небесное создание. И говорит, говорит, голосок нежный, аж мороз по коже.

Керин был свидетелем некоторых таких сцен, когда парочка монстров крупно накосячила — это ее слово, кстати, из своего зазеркального мира Варвара его принесла. Так вот, проштрафились слуги. И претемная Варвара вызвала их к себе, стала объяснять, что нельзя так. Нельзя! Нельзя!

Бедолаг потом пришлось отпаивать успокоительным. А один из них, похожий на огромного спрута из-за того, что вместо рук имел восемь щупалец, нервный тик заработал. Почти месяц дергался как припадочный и плакать начинал, если вдруг слышал издали стук каблучков владычицы.

Керин иногда даже завидовал супруге своего господина. Как ей удавалось, не сказав ни единого оскорбления, не ударив и не причинив физического вреда, не повысив голоса, так уметь приструнить созданий тьмы? И ведь даже не угрожала! Нет, поначалу, когда она заменяла мужа — еще как угрожала. Но они же тогда думали, что она — это Сандрлер Сетзер.

Вот ведь страшный народ живет в ее мире! Не приведите боги угодить туда. И как только Темный Владыка выжил там, пока обитал в теле своей любимой жены?

— Кери-и-ин! — пропела Варвара, выдергивая советника и размышлений. — Ты стал рассеянным.

— И ничего и нет, — по-детски обиженно протянул мужчина.

Владыка переглянулся с женой. Потом они оба уставились на него.

— Керин, оставь нам своего кота и уезжай.

— Не хочу!

— Почему? — вкрадчиво спросила владычица.

От ее мягких интонаций советнику захотелось поежиться. Жуткая женщина!

— Мне не нужен отдых. И с котом все нормально. Он просто гуляет.

— Друг мой, жениться бы тебе, — подпер кулаком подбородок владыка, удобнее устраиваясь на диване. — Нервный ты стал. А так жена станет о тебе заботиться. Детишек заведете.

— Вы же еще не завели, — украдкой покосился на живот повелительницы Керин. Мало ли, вдруг он не в курсе, а там маленький властелинчик уже подрастает. — И мне не нужны дети. Пеленки, соски, плач... Нет уж. Если уж жениться, то на женщине с подрощенным ребенком.

Выпалил он это и озадаченно примолк. Это он только что сказал? Он спятил?! Или... постарел?

— Ага! — обрадованно ткнула в него указательным пальцем Варвара. — Значит, ты в принципе, морально созрел для семьи.

— Нет!

— Да! Да-да-да! — весело рассмеялась она, и Керин вдруг вспомнил, какая она на самом-то деле молодая по сравнению с ним и с владыкой. Сколько ей? Чуть больше тридцати? А им — многие-многие сотни.

Хм. Старый он уже. Может, и правда подумать о такой же живой и любящей женщине рядом? А что? Владыка вон второй раз женился.

Первый-то, конечно, это был исключительно династический правильный брак. Ничем хорошим он не закончился. Но второй-то — по огромной любви, и вон как эти двое счастливы. Прямо светятся, когда друг на друга смотрят и постоянно за ручки держатся, если не на публике. Вон, и сейчас Варвара как ласковая ли́ска жмется к мужу, а он поглаживает ее по плечу.

Тьфу! Аж завидно!

Керин поерзал в кресле.

— Друг мой, езжай. Солнце, море, пляж. Мы со светлыми заключили перемирие, они открыли доступ на морское побережье теплого моря. Для наших это экстремальный отдых. А их любители острых ощущений на наше мглистое едут. Всем хорошо.

— Не хочу!

— Керин, не веди себя как ребенок. Мы знаем, и ты знаешь, что тебе надо отдохнуть. Ты устал. Тебе завидно, когда ты смотришь на нас.

— И ничего не завидно! — вскинулся рогатый мужчина.

— Завидно-завидно. Я же вижу, — улыбнулась Варвара. — И ты тоже хочешь что-то подобное. Просто ты как настоящий темный не желаешь этого признавать. Но уж с нами-то можешь поделиться. Санька уже вырос, он взрослый кошак, который вечно гуляет по замку сам по себе. Светлые больше не лезут, с ними подписан договор. Подданных мы приструнили и всех виновных в неповиновении короне наказали. Ну зачем тебе сидеть тут безвылазно? Даже монстры в горах и то притихли.

— Ну ладно, ладно! — прикрыл глаза ладонью советник. — Признаю!

Вдруг зачесался правый рог, и он непроизвольно его поскреб. Расти, что ли, вдруг начали? С чего вдруг? Вроде последний скачок роста уже было лет пятьдесят назад.

— Признаешь — что? — надавил чуть интонацией владыка.

— Признаю, что устал. Что хочу тоже как у вас. Чтобы жена любимая и любящая. И красивая, как владычица, а не как дочери наших баронов. Клыки мешают при поцелуях. И отпуск хочу. Только не на море, а чтобы настоящее приключение.

— Ой, — расстроилась Варвара. — Настоящее приключение — это не ко мне. Я же не богиня. А вот с хорошей девушкой я тебя могу попытаться познакомить. Хочешь, давай устроим отбор невест для тебя? Или какой-то грандиозный праздник, бал, маскарад и пригласим кучу народа с женами и дочерями?

— Ни за что!

— Только через мой труп!

Владыка и его советник были солидарны в своем ужасе перед подобными перспективами.

— Да ну вас, — обиделась владычица Темных земель. — Давайте хоть Новый год весело и красиво встретим? Подготовиться успеем как раз. Зима ведь уже на переломе, сегодня день зимнего солнцестояния. Смотрите, как красиво на улице. Настоящая метель, все занесло. Все деревья усыпаны снегом.

Они трое посмотрели на окно, затянутое морозными узорами. Вьюжило. Снег падал огромными хлопьями, укрывал все белым пуховым покрывалом.

На мгновение Керину показалось, что он встретился глазами с кем-то, кто смотрит на него сквозь крохотную прозрачную прогалинку в стекле. Он моргнул, и ощущение пристального любопытного взгляда исчезло. Зато причудилось, будто мелькнул, удаляясь от окна, белый силуэт.

Примерещится же...

 

На всякий случай советник активировал сканирующие заклинания, которые прощупали всю ближайшую территорию в замке и за его стенами. Нет, тишина и пустота. Зима и снегопад. Даже ветра нет. А единственные живые существа только внутри цитадели. На улице даже нечисть попряталась и впала в спячку до весны.

— М-да, — невпопад сказал он вслух. — Пойду-ка я отдыхать.

Он откланялся и побрел к себе. Его покои находились в дальнем крыле замка. Перебрался туда три года назад, почти сразу после свадьбы Сандрлера и Варвары. Они молодожены, у них бурная семейная жизнь, и ему не понравилось быть ее невольным наблюдателем. Так что собрал свои вещи, взял кота под мышку и перебрался подальше. Благо замок настолько велик, что его и за сутки пешком весь не обойдешь.

По пути в коридорах он посматривал на свое отражение в зеркалах. Их появилось много по приказу владычицы. Чтобы отражали свет от факелов и нынешнюю чистоту замковых просторов. Слуги поначалу шарахались от своих же собственных отражений. А потом ничего, привыкли, втянулись и даже полюбили эти заключенные в золоченые рамы зеркальные поверхности. Постоянно перед ними топтались, сначала рожи корчили, дурачились, а потом прихорашиваться стали. Смотрелись, чтобы одежда опрятная была, чтобы хари умытые, рога отполированные, когти и клыки чистые. Те, которые не обладали человеческим обликом, так вообще порой зависали перед зеркалами и щупальцами всяческие фигуры в воздухе вырисовывали.

Керин сейчас спугнул одного такого.. Внешне похож на огромного волосатого фиолетового осьминога с шестью красными горящими глазами, огромной зубастой пастью и закругленными рогами. Один из дюжины уборщиков с первых этажей, которые прекрасно справляются со своей работой, к слову. Варвара их хвалила, правда, при этом держалась за сердце и старалась в их сторону не смотреть. Но поощряла за хорошую работу.

А они ее боялись так, что непроизвольно начинали слизь испускать в ее присутствии, но и обожали. Ибо грозная госпожа — это ж счастье какое! Они даже Сандрлера так не опасались и не уважали, как ее, человеческую женщину из зазеркального мира.

И как только она это делает?

 

БОГИНЯ ЦАССИ

 

Богиня Цасси покружила в вихре снежинок над темной цитаделью. Как удачно она заглянула на огонек. Думала, придется долго искать, кто подошел бы для девочки Полины и ее мамы Ирины, а тут удача какая.

«Будет тебе подрощенный ребенок, жена-красавица и приключение!», — раcсмеялся морозный ветер.

Керин сбился с шага и прислушался. Подошел к окну и постоял, вглядываясь в поднявшуюся вдруг метель. Снова ему показалось, что видит чей-то силуэт.

Но заклинания опять показали, что никого и ничего живого или неживого поблизости нет.

Ведь боги — они иные, их присутствие не так-то просто обнаружить.

«Будет, будут, будешь...» — застучали в стекла твердые снежинки.

Советник Темного властелина шарахнулся от окна. Помотал головой и пробормотал:

— Спать! Отдыхать! А потом, может, и жениться. А то уже со снегом разговаривать начинаю.

 

ЗАСНЕЖЕННЫЙ ПОТЕРЯШКА

 

— Мам, мам, мам, ну мам... — монотонно бубнила Поля, вышагивая рядом с матерью под снегом.

Они сначала хотели поймать такси, но потом стали свидетелями двух аварий — небольших, но сам факт, — и решили, что в такой снегопад безопаснее будет метро и пешочком.

— Нет! — с терпением, кое вырабатывается у всех родителей на каком-то этапе, ответила Ирина.

— Ну давай! Давай котика заведем? Или щеночка? Или хотя бы хомячка?

— Никаких хомячков! — Ирина смахнула с носа каплю от растаявших снежинок.

— А щеночка?

— А выгуливать его кто будет?

— Ты. Я еще маленькая, я одна не могу.

— Вот именно!

— Тогда, значит, котик, — расплылась в улыбке девочка. — Котика не надо выгуливать.

— Нет.

— Ну ма-а-ам!

— Нет. Подожди, я ключи достану из рюкзака.

 

Мама с дочкой стояли у подъезда. Женщина пыталась отыскать завалившуюся куда-то связку ключей. А учитывая, что в сумке любой работающей, занятой женщины, у которой к тому же есть ребенок, скрывается запас всего на все случаи жизни, ключи никак не находились.

— Да что ж такое-то! — прошипела Ирина. — Поль, постой под козырьком, придется доставать, никак не могу отыскать.

— Ага... — отозвалась девочка, вглядываясь в темноту.

Там, в отсеке, где скрывалась дверь, ведущая к мусоропроводу, валялись пакеты, коробки, стояли прислоненные к стене листы фанеры. И вот дальше, в дальнем углу шевелилась какая-то большая куча тряпья.

Поля шагнула ближе, замирая от страха и от любопытства.

— Ма-а-а...

— Не сейчас. Подожди, пока я найду ключи.

— Ну ма-а-а...

— Полина! — раздраженно цыкнула женщина. — Минуту!

Тогда девочка бочком стала подбираться туда, где показалась из-под ткани чья-то рогатая голова.

— О-о-ой! — выдохнула Поля.

Она-то думала, что там или бомж или большая собака. Но уж никак не ожидала увидеть рога.

— Ма-а-а... Там... Там...

— Ага! Нашла!

— Ма-а-ам, там дядя-козел! — громко восликнула Полина, увидев наконец полностью, кому принадлежит голова.

— Поля, тебе не стыдно обзываться? Пойдем.

— Да нет же, мам. Это правда дядя-козел. Смотри же! Ну смотри! У него рога! Настоящие! Ой, мам! Он голый!

— Что?! — вот тут Ирина уже отреагировала бурно. — Где этот голый козел?

— Да вон же! Мам, вон! — подпрыгивая от возбуждения, ее дочка рукой тыкала в угол.

— Стой здесь! — велела ей мать, а сама включила фонарик на телефоне и направила туда, куда указывала Поля. — Ох ты ж боже мой! И правда голый! И рога-а-атый...

— С ума сойти, да, мам?! Да? Круто! А что он здесь делает? А почему он рогатый? А почему он голый? Он сбежал из...

— Откуда-то сбежал, это точно...

 

Ира в полном обалдении рассматривала черноволосого мужчину лет сорока. Голову его украшала небольшая татуировка на левом виске в виде молнии в круге. И — рожки. Самые настоящие черные рожки. Которые росли прямо из головы.

— Мам, а давай его себе возьмем? — прозвучавшее вдруг от дочери предложение вывело Ирину из ступора.

— В смысле?

— Ну тетя Лена и тетя Наташа говорили, что все мужики козлы. И папа мой тоже козел. Но они неправильные, у них рогов нет. А этот, смотри, настоящий. Рогатый.

— Поля! Не слушай тетю Лену и тетю Наташу! И не можем мы взять этого дядю себе.

— А он тогда замерзнет. Смотри же, он совсем голый.

— Я надеюсь — не совсем, — пробормотала Ирина. — Хоть трусы-то у него должны быть?

— Семейные? Как у дедушки? А давай проверим?

— Надо Скорую вызвать. И полицию, — приняла решение Ира.

— Ну ма-а-ам! Его же тогда заберут, увезут и отдадут на опыты! А мы так и не узнаем, что он тут делает такой рогатый и голый.

 

Женщина перестала копаться в телефоне, в попытках набрать номер государственных служб.

Поля права. И увезут, и заберут. И таки да, могут и на опыты... Фильмы Ира смотрела и понимала, как отреагирует общественность на такое явление, как рога из головы. Нет, может, конечно, это и фрик чокнутый. Из тех, что вживляют себе всякие штуки в тело и делают жуткие пластические операции. Но не похож. Привлекательное лицо, густые темные волосы, видно, что фигура хорошая и спортивная. Если бы не рожки и не татушка на виске, Ира бы решила, что это какой-то или высокопоставленный военный или же баснословно богатый и привыкший отдавать приказы бизнесмен.

— Вот ты, мамочка, тут думаешь, а у дяди-козла рожки отмерзнут и отвалятся. И вообще, я замерзла. Апчхи!

— Симулянтка, — машинально ответила Ира на это детское шуточное чихание. — Но мы же не можем притащить его к себе!

— Можем! Только надо поторопиться. А то тащить нам придется труп. И нас тогда посадят. За бесчеловечное отношение к животным. Вот.

— Ты где этого набралась?!

— Видюшку смотрела.

 

Тут их прервал стон. Мужчина шевельнулся, качнул головой, с неимоверным трудом открыл глаза и мутным взглядом обвел пространство вокруг себя. Увидел две фигуры, вскинулся, забарахтался, выпутывая руки и сделал какие-то странные движения пальцами рук.

— Чего это он? Ма-а-а?

— Не знаю. Может, он глухонемой? Мужчина, вы нас слышите? Вы кто?

А тот тем временем в ступоре смотрел на свои руки. Неверяще пошевелил пальцами. Снова сделал замысловатые пассы и нахмурился. После чего стал вертеть головой изучая место, где он находится, и свой вид.

Изредка он бросал настороженные взгляды на женщину и ребенка, но явно оценил их как неопасных. Гораздо больше его волновало нечто, что он пытался сделать руками.

— Мужчина! — потеряла терпение Ирина. — Мы не собираемся стоять тут до утра. Кто вы? Вам нужна помощь?

— Да, — подумав каркнул тот. Несколько озадаченно прислушался к своему голосу. Прикрыл глаза, подумав несколько мгновений добавил: — Я... не знаю, кто я.

— Ой! — пискнула Полинав. — Мам, у дядя-козла амнезия. Ничего себе! Как в кино!

— Приехали! — констатировала глобальность попадоса Ира. — Вставайте. Посидите у нас, немного отогреетесь и тогда поговорим.

Рогатый тип пристально вгляделся в ее глаза. Перевел взор на девочку. Подумал и сказал той:

— Я совершенно точно не козел. Не знаю кто, но не он.

— А мама и ее подружки говорят, что все мужики козлы, — с истинно детской непосредственностью выдало ему дитя. — А у вас еще и рога. Мам, у нас капусты нет дома. Чем мы будем его кормить?

У мамы вырвался нервный смешок. Мужчина пощупал свои рога, потом завозился и встал на ноги, придерживая сваливающееся с него то ли одеяло, то ли покрывало.

— Зад прикройте! — шикнула на него женщина. — Здесь же ребенок!

Тот спокойно выполнил ее просьбу, зябко поежился, словно впервые заметив, что он не одет и на улице посреди зимы. Покачал головой и сказал девочке:

— Я бы не отказался от мяса и чего-то горячего. Капусту не надо.

— У нас дома нет алкоголя, — быстро вмешалась Ирина.

— А я — Полина, — просияла девчонка. — А моя мама — Ира. А вас как звать?

— Поля, его скоро совсем никак не будет звать, если он не уйдет в тепло.

—Ой! Останутся от козлика рожки да ножки! Дядя-козел, пойдем. Мы вам потом имя придумаем, раз вы сами ничего не помните. Мам, а давай его себе оставим? Ну ты же мне не разрешаешь котеночка или хомячка.

— Поля! Прекрати обзываться! И не говори ерунду!

 

У мужчины глаза округлялись по мере услышанного. Но вообще, надо отдать должное его крепкой психике. Он вел себя на удивленее уравновешенно для человека, угодившего в такую неловкую ситуацию: голый, на улице у домов, да еще и с амнезией.

А потом он сообщил:

— У меня совершенно точно не было детей. По ощущениям. Но кажется, был котенок. Это же такой маленький, пушистый и мурлыкающий?

— Да! Да! Мама, вот видишь, даже у человеков-козлов есть котята, а ты мне не разрешаешь!

— Пойдемте! — кивнула рогатому типу Ирина. — Отогреемся, тогда решим, что с вами дальше делать и где искать ваших родных.

— Родных нет, — машинально ответил он и, переступая босыми ногами через наметенные сугробы, пошагал из своего угла к своим собеседницам.

— Хм. Ваша амнезия, похоже, неполная. Возможно, кратковременная. После удара? — предположила она.

 

РОГАТЫЙ ГОСТЬ

 

Они вошли в подъезд и там продолжили разговор, поднимаясь на лифте.

— Вас били? Да держите же вы ваше одеяло! Не помните ничего и не надо, перед зеркалом будет себя щупать. Полька, а ты не глазей!

— Ой, можно подумать я не видела, что у мальчишек в трусах.

— А видела? — заинтересованно поднял одну бровь мужчина, пока Ирина закатывала глаза.

— А то! Мы на горшках сидели в саду. А Димка — дурак! Снимал трусы и показывал. Вот!

— Действительно дурак, — издал смешок мужчина. — А сколько лет этому Димке?

— Сейчас? Как и мне — шесть лет. Я в следующем году уже в школу пойду. А тогда Димке было пять. Это в прошлом году было. А Ольга Викторовна ругалась на него. И маме его потом говорила, типа надо объяснить, что нехорошо с голым задом перед девочками бегать.

— Точно — нехорошо! — Несмотря на свое плачевное состояние, мужчина явно начал приходить в себя и развеселился. — А эта Ольга Викторовна кто?

— Так воспитательница наша. Она хорошая. А Наталья Сергеевна строгая. Но зато сказки нам читает. А вы любите сказки? Я вот ужас как люблю. Чтобы про магию и волшебников. И чтобы зомби! А вы видели зомби?

— Видел ли я зомби? — Мужчина поднял глаза к потолку и принялся рассматривать плафон. Они уже поднялись на этаж, и хранившая молчание Ирина открывала железную дверь. — Мне кажется, я видел зомби.

— Кру-у-уть! А они правда жрут мозги? — Поля вытянула перед собой руки и, переваливаясь и шатаясь, двинулась вперед, пуча глаза и повторяя: — Мозг-и-и-и, мозги-и-и-и...

— Женщина, ты что, пускаешь ребенка в места, где поднялись зомби?! — вдруг с возмущением спросил Иру странный тип. — Почему не вызвала некроманта?!

— Поля, я сейчас сама поработаю некромантом: убью на планшете все игры про зомби, — невозмутимо произнесла Ирина.

— Да ладно тебе, мам. Дядя-козел, это ж понарошку, что вы как маленький? Я вам покажу планшет. А вы играть любите? Папа вот никогда со мной играть не хочет, когда приезжает.

— А папа у нас кто?

— Я ж вам говорила уже. Но у него сейчас невеста есть. Только я ей не нравлюсь, так что я к ним в гости больше не поеду. Она злая, улыбается, а сама глазами зырк-зырк! — Поля скривила рожицу и изобразила то, что подразумевала.

— Мы с ее отцом в разводе уже несколько лет, — обронила Ирина. — Проходите. Поля, раздевайся. Обувь на коврик, чтобы вода стекла. Мужчина, вы в ванную. С вас тоже снег сыпется. Мужской одежды у меня нет, но я вам сейчас принесу чистое полотенце и простыню.

Она бросила взгляд на его рожки, покачала головой и неуверенно произнесла:

— Да быть такого не может! Но давайте я все же покажу вам, как включать воду. И вообще...

— Мам, чего быть не может? Ты думаешь, он забыл как пользоваться унитазом?

— А умел ли он им пользоваться? — пробормотала себе под нос Ирина. — Это ведь невозможно, но...

— Ма-а-ам! Ты думаешь, что дядя инопланетянин?

— Инопланетянин?!

— Я инопланетянин?!

— Ну а что? Вполне вписывается в терорию. Я смотрела кино про то, как специальные службы следят за пришельцами с других планет. Они живут среди людей и микримируют. Вот!

— Мимикрируют, — поправила ее мать. После чего перевела взгляд на найденыша, который стоял босыми ногами на коврики у двери. С его покрывала уже немного капало, так как снег таял. — У вас хвост есть?

Тот с сомнением повозился руками под своим одеянием и сообщил:

— Хвоста нет.

— Чешуя?

У него округлились глаза, но, помедлив, он ответил:

— Не могу ответить точно. Для этого мне сначала нужно изучить себя. Но мне кажется, что чешуи у меня нет.

— Тогда не инопланетянин, — расстроилась Поля. — Ма-ам, а чего дядя такой бледный? Ему плохо?

Ирина наконец повесила на вешалку свою и дочкину одежду, переставила обувь так, чтобы стояла по центру и собралась уже вести мужчину к ванной, чтобы все показать. Но после комментария Поли пристальнее вгляделась в его лицо.

А тому и правда было нехорошо. Бледный, с выступившей вдруг испариной. И тут он качнулся и начал заваливаться!

— Полька, с дороги! — рявкнула Ира, и девочка юркой белочкой извернулась и выскользнула с траектории падения высоченного мужского тела.

Ба-бамс! Сверху на него полетела сорванная в полете вешалка с верхней одеждой. Разлетелись по маленькой прихожей шапки, варежки и шарфы.

— Приехали! — прикрыла одной рукой глаза Ира.

— Ог-го-го! — присвистнула ее дочка.

— Не свисти дома, денег не будет, — привычно велела ей мама.

— Мам, знаешь, я передумала. Не надо мне собачку и котенка. У нас в доме даже такие огромные дяди-козлы и то не фунцилянируют нормально.

— Функционируют.

— Ага. Того. Что будем с ним делать?





Комментарии (0)







Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий: